ФОТОЛЕТОПИСЬ ВОЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В РВИО прошла презентация альбома, составленного из снимков, сделанных солдатами вермахта.

Великая Отечественная война закончилась 75 лет назад. Немецкая армия была разгромлена. А нацизм нет. То и дело повторяются попытки реабилитации и героизации нацизма в Прибалтике и на Украине. Ежегодно 16 марта в Латвии отмечают день чествования латышских легионеров Waffen SS (Ваффен СС). В этом году лишь пандемия помешала провести марш ветеранов СС. Годом ранее латышский политик и режиссёр Райвис Дзинтарс снял документальный фильм «Латышский легион. Воскрешение справедливости» и предложил своё творение о латышских эсэсовцах включить в образовательную программу. Как будто не было миллионов жертв нацизма, лагерей смерти, изуверских медицинских экспериментов в детском лагере «Саласпилс», тотального геноцида. Что это, новая форма войны за души живых?

В Еврейском музее и центре толерантности прошла презентация уникального научного издания, выпущенного Российским военно-историческим обществом, – альбома с неизвестными фотографиями, сделанными солдатами вермахта на захваченной территории. Книга состоит из 145 частных снимков из семейных фотоальбомов немецких солдат. Уникальность издания не только в переворачивающих сознание фотографиях-открытках «на память» родным от любителей «красоты» ужасов войны, но и в научных комментариях под каждой из них, разъясняющих историческую подоплёку происходящего и дополняющих циничную образность снимков. «Каждая вторая фотография, а может, и каждая первая – либо моральное, либо физическое издевательство над нашими гражданами. Это явственный факт геноцида на нашей территории», – дал свою оценку фотолетописи преступлений Третьего рейха помощник президента РФ, председатель РВИО Владимир Мединский.

 

yalta450.jpg

1. Ялта (наказание за неподчинение новой власти).

Фотоальбом стал результатом кропотливой 15-летней подвижнической работы живущего во Франции историка Георгия Шепелева. За счёт личных средств выкупались фотографии у коллекционеров и потомков немецких солдат, монетизировавших неудобную память о предках, оцифровывались, систематизировались, идентифицировались. В результате было собрано более 5 тыс. визуальных беспощадных свидетельств бесчеловечности и особо извращённой жестокости оккупантов и коллаборационистов на территории СССР. Этого материала хватило бы на 40 фотоальбомов. Но издана лишь крошечная часть, да и то после тщательной селекции, с пометкой «16+». В альбоме нет самых жутких кадров: непогребённые тела погибших советских солдат, пылающие деревни, позирующие на фоне виселиц улыбающиеся солдаты вермахта, доведённые жаждой и голодом до отчаяния советские военнопленные, подорвавшиеся «живые миноискатели». «Каждый подобный фотоснимок – это частный взгляд, однако взгляд не нейтральный, а обременённый контекстуальными, культурными и идеологическими влияниями… Одни оккупанты рассматривали ведущуюся войну на уничтожение как туристический поход, другие – как «освободительную» миссию», – прокомментировал куратор издания, заместитель директора департамента науки и образования РВИО Константин Пахалюк.

 

harman450.jpg

2. Командир дивизии генерал Хартманн награждает украинок за народные танцы
(видимо, в благодарность за награду буквально на днях стадиону
в украинском Тернополе присвоили имя Романа Шухевича, руководителя УПА,

причастного к массовым убийствам поляков и евреев во время войны).

В России сложилась очень странная ситуация с защитой исторической памяти. С одной стороны, мы хотим рассказать правду о Великой Отечественной войне и передать эту память подрастающему поколению. А с другой – это делать крайне сложно, а порой и наказуемо. В 2014 году в УК РФ вошла статья 354.1. «Реабилитация нацизма». Казалось бы, она должна была предотвращать попытки отрицания фактов преступлений со стороны европейских стран оси. Но статья полна нечётких юридических формулировок, в результате, по словам Мединского, «за неполные семь лет существования этой статьи по ней было осуждено 10 человек, из которых к лишению свободы приговорён только один. С другой стороны, перестраховываясь, издательства боятся издавать книги с упоминанием нацистских деятелей, даже если эти книги носят ярко выраженный анти-нацистский характер. Некоторые магазины боятся их продавать. Подобные казусы происходят и в кинематографе, и в музейном деле».

 

leninu450.jpg

3. У разбитого памятника Ленину.

В школе боятся травмировать психику детей тяжёлыми кадрами изуверств. Из учебников исчезла фотография казни Зои Космодемьянской, учителя не могут проиллюстрировать свои рассказы о деятельности нацистских преступников их портретами, фотографиями из концлагерей, изображением свастики. К сожалению, на неонацистских сайтах дети всё это, в том числе и свастику, легко находят. Но без соответствующих научных и исторических комментариев. На встречах ветеранов войны и бывших узников концлагерей просят подбирать наименее страшные воспоминания, чтобы не портить сон и аппетит детей. Но можно ли оградить молодёжь от нацизма, не знакомя с ним и через образы?

Одним из важных мотивов обращения автора книги к частным военным фотографиям со стороны противника, Третьего рейха и его союзников, стала засекреченность у нас многих документов по Второй мировой войне. «Одними из самых достоверных источников должны были бы быть следственные дела, которые в советский период заводились на нацистских преступников, в частности во время процессов, которые иногда называют «советский Нюрнберг» (проводились на советской территории с 1943 по 1947 год). Материалы следственных дел над нацистскими преступниками и коллаборационистами на секретном хранении, потому что фигуранты не реабилитированы. А дела нереабилитированных не рассекречиваются. На Украине ситуация другая. И западные исследователи, изучающие работу советской юстиции, ездят на Украину знакомиться с этими делами», – посетовал главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории, кандидат философских наук Сергей Соловьёв.

raboty450.jpg

4. Русские женщины идут впереди для обнаружения мин.

Охота на партизан. Витебск, июнь 1942 года.

Откуда может взяться правдивое представление о войне? В конце прошлого года, за несколько дней до 79-й годовщины подвига Веры Волошиной, в рамках благоустройства была вырублена мемориальная ива, на которой казнили Веру. А ведь это, пусть и старое, корявое дерево тоже было частью нашей памяти.

Как сохранить историческую память, мемориальные места, объяснить, что жестокость оккупантов на Востоке была гораздо свирепее, чем на Западе? Конечно, можно просто рассказывать, но гораздо сильнее воздействует иллюстративный ряд. Например, шокирующие и неполиткорректные снимки дороги, выстеленной телами советских солдат, по которым движутся немецкие грузовики, перемалывая всё в кашу.

Кстати, сколько вообще таких снимков? Скорее всего сотни тысяч. Идеологи нацистского режима отдавали особое место любительской фотографии как важному элементу фиксации эпохального движения Третьего рейха. В 1930-е годы в Германии был налажен массовый выпуск компактных фотоаппаратов, к началу войны их было произведено около 7 млн. Поэтому «маленькие солдаты» Гитлера, отправляясь на войну как «на работу», «турпутешествие» или «этнографический» поход, часто в свой солдатский ранец клали фотоаппарат, чтобы художественно заснять «разрушение местной ущербной и малоценной цивилизации», «ждущей» освоения колонизаторами.

derevnya450.jpg

5. Русских распределяют на работы.

Георгий Шепелев по этому поводу заметил: «Оккупанты фотографировали всё, от каких-то бытовых вещей до самых жестоких расправ. Немецкие историки даже приблизительно не могут оценить, сколько фотографий было сделано и сколько ещё находится в частных семейных коллекциях бывших ветеранов вермахта. Ощущение, что мимо меня идёт ледоход с этими источниками, а я успеваю поймать лишь одно из тысяч свидетельств. Поколение очевидцев, к сожалению, уходит. И что у нас останется?»

Каждое преступление нацистов должно быть расследовано и обнародовано – они не имеют срока давности и их нельзя забыть. Чтобы не было соблазна отождествлять нацистских преступников с героями и жертвами войны, чтобы не было восприятия войны как игры с красивой техникой и униформой и желания маршировать на парадах легионеров СС.

В конце альбома тринадцать портретных снимков, сделанных, по-видимому, в одном и том же месте и одним человеком. На обороте по-немецки указана национальность – башкир, чуваш, армянин, черкес и т.д. Что это, определитель типов представителей разных народов СССР? С какой целью и когда делались эти снимки? Ключом к разгадке могла бы стать идентификация сфотографированных военнопленных. Возможно, они выжили и вернулись с войны или что-то знают их родственники. Всего в архиве автора книги тридцать таких портретов, все их можно увидеть на сайте «Русский музей Франции» ( http://museerusse.fr/ru/).

Ксения ЗУЕВА.

 

Подписи под фото сделаны авторами снимков, немецкими солдатами.

Георгий Шепелев. Война и оккупация. Неизвестные фотографии солдат вермахта с захваченной территории СССР и советско-германского фронта. 1941-1945 гг. – М.: Издательский дом «Российское военно-историческое общество», Яуза-каталог, 2021. – 192 с. – 1200 экз.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


4 + 20 =