В ПОЕДИНКЕ С АМБРАЗУРОЙ

К 100-летию Героя Советского Союза Александра Матросова.

Наверное, это нормально, когда вокруг имени героя кипят страсти. После начала СВО споры о подвиге Александра Матросова ожидаемо вспыхнули с новой силой, но ведутся они часто, похоже, не для установления истины, а с целью опорочить не только героев, но и страну, и само время.

«Кто-то там, впереди, навалился на дот, / И Земля на мгновенье застыла…» В этой песне-гимне героям Великой Отечественной Владимир Высоцкий ещё в 1972 г. дал отповедь ревизорам подвига Александра Матросова, объяснявшим его невиданный в армиях других стран поступок «то ли пьяным угаром, то ли дулом пистолета политрука, то ли просто глупостью». Поэт, сын фронтовика, конечно, знал, что Александр – не единственный, кто в поединке с амбразурой победил ценой своей жизни. «Кто-то там, впереди» – это младший политрук Александр Панкратов. В августе 1941 г. при штурме захваченного врагом Свято-Кирилловского монастыря, истратив гранаты, он «навалился на дзот», превратив своё тело в щит. Но тогда о подобных поступках сообщалось лишь в заметках армейских газет. Табу на прославление этого, как оказалось, массового явления было нарушено после подвига Александра Матросова, точнее – после присвоения ему в июне 1943 г. звания Героя Советского Союза, а ещё точнее – после введения в сентябре нового статуса для героев – «навечно зачислен в списки родной части».

Представим себе многокилометровую линию фронта – от Баренцева моря до Чёрного. Всюду наших бойцов встречали доты и дзоты, и огонь из каждого из них необходимо было подавить. Боевой техники на всю гигантскую линию фронта не хватало, и тогда выходили на поединок с амбразурой воины с боевым опытом. И оставались живы. Только чуть более 300 бойцов подавили огонь из амбразуры ценой своей жизни.

В февральские дни 1943 г. Калининский фронт, освободив Великие Луки, вёл «бои местного значения». Сюда и прибыла свежая воинская часть – 6-й Сталинский добровольческий стрелковый корпус сибиряков. В неё входила и отдельная 91-я Сталинская стрелковая бригада НКВД, во 2-й батальон которой был зачислен рядовой Александр Матросов, недавний курсант Краснохолмского пехотного училища. Батальон получил приказ взять высоту вблизи деревни Чернушки, на которой немцы успели возвести три дзота в шахматном порядке, перекрыв сектора обстрела так, чтобы не дать нашим напасть из «мёртвой зоны». Из воспоминаний о бое артиллериста А. Артемьева: «Пушку, которую мы еле выкатили через глубокий рыхлый снег и на руках втащили на пригорок, расстрелял фашистский танк. Погиб и расчёт. Выкатили второе орудие – накрыл также. Поползли за третьим. Но услышали, что пехота поднялась и двинулась к деревне. Потом узнали, какой ценой подавил третий дзот Александр Матросов. Он спас и пехотинцев, и артиллеристов».

Оставшись без пушек, комбат принял решение – отправить бывалых солдат на уничтожение дзотов, а батальону отвлекать внимание врага огнём по амбразурам. Первым «свой» дзот уничтожил старший сержант Шарипов: расстрелял его пулемётчиков через вентиляцию над амбразурой, ворвался внутрь и далее уже из немецкого пулемёта палил по вражеским позициям. Награждён медалью «За отвагу». Рядовой Галимов также смог захватить дзот. После боя наши насчитали у дзота 30 трупов врагов. Герой награждён орденом Красной Звезды. Самым сложным – центральным в тройке был дзот, который выпало подавлять Петру Огурцову. Но он был тяжело ранен на подходе. К дзоту пополз новичок, для которого этот бой – первый, рядовой Матросов. Бросил противотанковую гранату в пасть амбразуры. Сила взрыва была мощной – его слышали и видели. И ринулись в атаку. Но дзот снова ожил. Что мог сделать боец, если у него остался лишь автомат?..

О его гибели сообщил командованию свидетель подвига – политагитатор 91-й бригады старший лейтенант Волков: «В бою за деревню Чернушки комсомолец Матросов 1924 г. рождения совершил героический поступок – закрыл амбразуру дзота своим телом, чем и обеспечил продвижение наших стрелков вперёд. Чернушки взяты. Наступление продолжается. Подробности доложу по возвращении». Но… не сообщил. Погиб по дороге в штаб.

Не дошедшие до нас «подробности», оказывается, до сих пор, вот уже 81 год, будоражат умы множества наших сограждан. Горячо спорят, как были устроены немецкие дзоты, какими были их пулемёты. Закрыл Александр собой амбразуру или его при высокой скорострельности должно было сдуть? Новых ревизоров подвига возмущают и памятники Александру Матросову: на одном он – в погонах, и едкий вопрос: да были ли они в начале 1943-го? Посмотрите в семейных альбомах фото фронтовиков – были! На другом, скульптора Е. Вучетича, – он в дублёном полушубке. Обличают: «А должен быть – в ватнике!» Но фельдшер Галина Коровина вспоминала, как нашла под амбразурой Александра в окровавленном белом полушубке.

А краеведы и журналисты пытаются восстановить биографию героя. В 1950-е гг., увидев его фотографию в газетах, жители башкирского села Кунакбаево нашли большое сходство со своим земляком Шакирьяном Мухамедьяновым, сиротой, которого отдали в Мелекесский детский дом. Но позже в Ульяновской области краеведы докопались по метрическим церковным книгам до родословной семьи Матросовых. По этой версии, которой придерживается и «Военно-исторический журнал», родители Александра – Матвей и Анна. Они рано умерли, и мальчик действительно попал в уже упоминаемый детдом в Мелекессе (ныне – Димитровград).

…По труднообъяснимым причинам, по сути, за одинаковые подвиги награждались матросовцы по-разному: 120 человек – Золотой Звездой Героя Советского Союза (21,5 г чистого золота) и орденом Ленина, остальные – другими орденами и даже несколько – лишь солдатской медалью «За отвагу». Среди них – сыны почти всех народов СССР. Три женщины: Назадзе Александра, политрук пулемётной роты, абхазка; Бобылёва Надежда, младший лейтенант медицинской службы, партизанка; Шершнёва Римма, разведчица партизанского отряда им. Гастелло, связная ЦК ЛКСМ Белоруссии. Это чудо, но девять героев после тяжёлых ранений остались в живых. Один из них, Алексей Очкин, стал кинорежиссёром, снял два фильма.

Почему же всё-таки из более чем 300 героев выбран для символа подвига молодой боец Александр Матросов? Ведь аббревиатура НКВД в названии воинской части и его юные годы в Уфимской детской трудовой колонии давали пищу для намёков на криминальное прошлое. Но военные историки знают, как скрупулёзно в то суровое время изучались биографии тех, кого за заслуги должны были наградить. И вот какая обычная для сотен тысяч сирот биография сложилась у Александра. В детдоме вступил в пионеры, избирался в члены совета детдома. В 1937-м после окончания семилетки направлен в Куйбышев, на вагоноремонтный завод. Здесь не понравилось, сбежал. В Саратове был остановлен для проверки документов, за отсутствием таковых направлен в Уфимскую детскую трудовую колонию НКВД. Получил профессию слесаря, работал на мебельной фабрике, после начала войны попросился на фронт, стал связным.

К осени 1943 года 91-я Сталинская стрелковая бригада стала 254-м гвардейским стрелковым полком им. Героя Советского Союза Александра Матросова, в который он был зачислен навечно. И невозможно было представить тогда, что в 1998 г. боевая дивизия, в которую на тот момент входил «мемориальный» полк, будет реорганизована в «гвардейскую базу хранения военной техники», а сам полк преобразован в её отдел «без сохранения почётного наименования». В 2004 г. полк им. Матросова был воссоздан, а ещё через пять лет в результате «реформы» снова расформирован. И всё же справедливость восторжествовала – в 2018 году 254-й гвардейский мотострелковый полк сухопутных войск Российской Федерации вновь сформировали, и он по-прежнему носит имя Александра Матросова. А значит, российские солдаты и офицеры, как и прежде, будут воспитываться на великих примерах легендарных героев Великой Отечественной.

Людмила ЖУКОВА.

В ТЕМУ

Из письма Александра, написанного накануне боя: «Да, Лида, я видел, как умирали мои товарищи. А сегодня комбат рассказал случай, как погиб один генерал, стоя лицом на запад. Я люблю жизнь, хочу жить, но фронт – такая штука, что вот живёшь-живёшь, и вдруг пуля или осколок ставит точку в конце твоей жизни. Но если мне суждено погибнуть, я хотел бы умереть так, как этот наш генерал, – в бою и лицом на запад».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


пятнадцать − пятнадцать =