СТАМБУЛ – МОСКВА

Как Россия помогла Турции обрести независимость…

Турецкая Республика появилась на карте мира 29 октября 1923 года после поражения Османской империи в Первой мировой войне. Огромную помощь в борьбе за независимость туркам оказала Россия. «Победа новой Турции, – признавал первый президент республики Мустафа Кемаль Ататюрк, – …была бы сопряжена с несравненно большими жертвами или… совсем невозможна, если бы не поддержка России. Она помогла Турции и морально, и материально. И было бы преступлением, если бы наша нация забыла об этой помощи».

В Стамбуле об этом напоминает скульптурная композиция «Республика» высотой 12 м на площади Таксим в центре города. Центральная фигура монумента, окружённая группой соратников, – генерал Мустафа Кемаль, лидер национально-революционного движения, зародившегося после подписания капитуляции. Рядом с монументом стела с бронзовым навершием в виде развёрнутой книги, где написано, что в группу соратников Кемаля включены Климент Ворошилов и Михаил Фрунзе. Но опознать их среди фигур композиции весьма затруднительно.

Из посольства РФ в Турции сообщили, что «…наиболее комплексное исследование «Памятник Республики на Таксиме: вчера и сегодня» было опубликовано Исследовательским центром им. Ататюрка в 2006 г. В нём утверждается, и мы склонны поддерживать эту версию, что за премьер-министром Исметом Инёню (крайний слева, невысокого роста) запечатлён в фуражке советский посол Семён Аралов (по крайней мере, некое портретное сходство имеется). По мнению исследователя, углублённо занимающегося историей российско-турецких отношений, М. Перинчека, за Араловым может быть ещё один российский представитель, но определить точно, кто это, не удалось». В связи с этим в памятном издании «Новая Россия и новая Турция», выпущенном посольством РФ в Турции к 90-летию установления дипломатических отношений между странами, Ворошилов и Фрунзе в комментарии к фотографии памятника не упоминаются.

«Враг моего врага мой друг»

В конце Первой мировой войны, после подписания Османской империей капитуляции перед странами Антанты, Турция оказалась в критическом положении: без денег, без союзников, без оружия (оно почти полностью было конфисковано). Интервенты заняли немалую часть страны, включая Константинополь и проливы. Часть земель, которые турки считали своими, отходила к Армении. Султан Мехмед VI был готов раздать Антанте всю страну, лишь бы остаться у власти, и в турецком обществе, включая армию, нарастало сильнейшее недовольство.

По инициативе лидера сопротивления Мустафы Кемаля 23 апреля 1920 г. на подъёме патриотической волны было созвано Великое национальное собрание Турции (ВНСТ), которое избрало его своим председателем и провозгласило Турецкую Республику. Ещё в январе османский парламент (там преобладали кемалисты) принял декларацию независимости Турции (Национальный Обет), где в том числе были изложены основные задачи территориального устройства Турции после Первой мировой войны.

Как известно, каждая революция чего-либо стоит, когда она умеет защищаться. Уже 26 апреля того же года Мустафа Кемаль, следуя формуле «Враг моего врага мой друг», отправил с нарочным Председателю Совнаркома РСФСР Владимиру Ленину письмо. В нём он предлагал Советской России дипломатические отношения, «общую борьбу против империализма для освобождения всех угнетённых» и просил для этого «в виде первой помощи пять миллионов турецких лир золотом, оружие и боевые припасы в количестве, которое должно выяснить при переговорах <…> некоторые военно-технические средства и санитарный материал, а также продовольствие для наших (турецких) войск, которые согласно требованию Советской власти должны будут оперировать на Востоке».

И дружба, и братство

РСФСР тогда билась с Польшей и Врангелем, действенно помочь Турции не могла, но большевики сделали всё, что было возможно. Ведь общим врагом была Антанта, обе страны были в кольце врагов, обе нуждались друг в друге.

День обращения Турции к России с просьбой о помощи – 26 апреля 1920 г. – можно, сообщается на сайте турецкого посольства, считать датой признания Турцией советской республики. Письмо Кемаля было доставлено в Москву через месяц, и 3 июня (эта дата считается днём установления уже дипломатических отношений между Российской Федерацией и Турецкой Республикой) в Анкару ушло ответное послание. В декабре 1920 г. в Анкаре открылось посольство РСФСР, через два месяца – посольство Турции в Москве.

Россия решила помочь турецкому правительству финансами и оружием, а также направить в Анкару дипломатического представителя. Подготовка к военно-техническим мероприятиям по оказанию помощи ставшей братской Турции началась в июле 1920 г. Определялись каналы снабжения и обмена информацией, включая использование российских подводных лодок. Часть вооружений, боеприпасов и снаряжения планировалось поставлять морем в порты Северо-Восточной Турции, остальное – по земле через Армению и Азербайджан.

Удивительно, но в измученной Гражданской войной России нашлись и оружие для нового союзника, и деньги. Первый военный транш пришёл в Турцию в сентябре 1921 г. В него также был включён миллион золотых рублей в виде 500 (возм. 750) кг золота в слитках – по тогдашнему курсу 125 тысяч турецких золотых лир. Всего за 1920–1921 гг. Россия оказала Турции финансовую помощь в пересчёте на её валюту в размере около 80 млн лир, что примерно равно расходам турецкого министерства обороны за тот же период. Суммарный двухлетний бюджет Турции за те же годы был немногим больше 140 млн. То есть вклад Советской России составил почти 60% всех расходов Турецкой Республики. В целом же финансовая помощь правительству Кемаля достигла не менее 10 млн рублей золотом. Последней в рамках этого проекта была транзакция в 3,5 млн золотых рублей. В этой связи необходимо напомнить о малоизвестном факте. Турецкое правительство тоже в меру своих возможностей постаралось помочь России, отправив ей до 40% имевшегося у неё тогда зерна.

В марте 1921 г. обе стороны подписали договор о дружбе и братстве. Это, насколько известно, был первый дипломатический документ, под которым подписалась овая Турция. Для России он стал прелюдией к мирному договору с Германией, оформленному в следующем году в Раппало.

В общей сложности, только по официальным данным, Россия к концу 1923 г. поставила кемалистам 37 812 винтовок, 324 пулемёта, 44 587 ящиков патронов, 66 орудий и более 141 тыс. снарядов. По некоторым данным, свыше половины всех патронов, использованных турецкими войсками в войне за независимость, были из России. Турция получила миноносцы «Живой» и «Жуткий», несколько аэропланов. Российские советники появились в войсках и на турецких кораблях. С территории Азербайджана в Турцию шли нефть, бензин, керосин. Помогла Россия и турецкому военпрому – под руководством российских инженеров были построены два пороховых завода. Оказана и гуманитарная помощь – 100 тыс. рублей на строительство детского дома. Очень немало для создания новой Турции!

Опыт красных командиров

Стратегическим планированием военного сотрудничества занимались Климент Ворошилов (он тогда командовал Северо-Кавказским военным округом) и легендарный командарм Василий Будённый. В середине декабря 1921 г. освободитель Крыма Михаил Фрунзе под именем «купца Михайлова» прибыл с группой советников в турецкий порт Трабзон (Трапезунд) формально для установления дипломатических отношений. Но по приезде в Анкару советский военачальник был «рассекречен» – выступил под овации в ВНСТ Турции, о чём восторженно написали газеты. Он не раз бывал в действующих войсках, делился боевым опытом, сделал немало ценных замечаний.

До января 1922 г. по соглашению с правительством РСФСР Михаил Фрунзе также был чрезвычайным послом УССР в Турции. Тогда, до создания СССР, каждая из молодых советских республик могла вести автономную, но согласованную дипломатическую деятельность. В Турции, например, работал ещё посол Азербайджана. Так что упоминание Фрунзе в книге памяти возле монумента «Республика» вполне уместно.

Семён Аралов был полномочным представителем РСФСР в новой Турции с января 1922 г. по апрель 1923 г. Член РСДРП с дореволюционным стажем, бывший штабс-капитан царской армии, он обладал и боевым опытом, приобретённым на фронтах Первой мировой и Гражданской войн, и некоторыми дипломатическими навыками. До этого он был полномочным представителем РСФСР в Литве. Как Аралов впоследствии вспоминал, провожая его, Ленин сказал: «Турки дерутся за своё национальное освобождение. Поэтому Центральный комитет посылает вас туда как знающего военное дело».

Аралов вёл практическую работу по взаимодействию с турецкими властями и военными на месте, включая планирование военных операций и участие в них, неоднократно выезжал с инспекциями в войска вместе с Мустафой Кемалем. Принял деятельное участие в создании кавалерийского корпуса в шесть тысяч сабель по образцу Красной армии. Командира корпуса турки называли «наш Будённый». При участии Аралова в марте-апреле 1922 г. разрабатывались планы генерального наступления турецкой армии.

Российский представитель занимался также обеспечением прикрытия и распространением дезинформации. Например, как рассказывал биограф Кемаля итальянский профессор Фабио Грасси, «летом 1922 г. Аралов и представитель советского Азербайджана Абилов… были в курсе большого турецкого наступления и помогли Кемалю обмануть греков, организовав дипломатические мероприятия, на которых тот якобы должен был присутствовать».

Советские представители с турецкими политиками и военными. На переднем плане слева направо: военный атташе К. Звонарёв, полпред РСФСР С. Аралов (в фуражке), Мустафа Кемаль Ататюрк, первый посол Азербайджана в Турции Ибрагим Абилов, 1922 г.

Речь идёт о приёме в посольстве РСФСР, на который дипломатическому корпусу были разосланы приглашения. В них извещалось, что на приёме будет присутствовать Мустафа Кемаль. Мало того, в Анкару вернулись тогда министр обороны и начальник турецкого генштаба. Тем самым успокаивалась бдительность греков, их наталкивали на мысль, что в эти дни турки не настроены на активные боевые действия. Когда же все гости собрались, им объявили, что главнокомандующий турецкими войсками по причине нездоровья прийти на приём не сможет. Между тем в войска уже был направлен секретный приказ о наступлении, и, чтобы его возглавить, Кемаль ехал на фронт в Анатолию. Генеральное наступление началось во второй половине августа 1922 г. Кампания продлилась около двух недель. Греки потерпели поражение, и в октябре было заключено перемирие.

Исполнение Обета

В целом в ходе боевых действий турецкие регулярные войска при поддержке действовавших на оккупированных территориях кемалистских партизан полностью освободили свою территорию от англо-франко-греческих интервентов, к Турции вернулась гора Арарат, которая с 1828 г. принадлежала Армении, входившей в состав Российской империи. В начале ноября 1922 г. Великое национальное собрание распустило султанат Мехмеда VI. Тогда же в Лозанне началась международная конференция по Турции, завершившаяся подписанием Лозаннского мирного договора. Согласно ему Османская империя официально прекратила существование. А 29 октября 1923 г. на форуме ВНСТ было объявлено об установлении Турецкой Республики в границах, определённых Национальным Обетом. Мустафу Кемаля избрали президентом обновлённой Турции. В историю он вошёл с почётным титулом Ататюрк – «отец турок».

Вклад Ататюрка в формирование основ нового турецкого государства огромен. Говоря современным языком, он радикально переформатировал страну, превратив её из обессилевшего, отсталого Османского халифата в республиканское светское государство, умело отделив религию от государства, но оставив ей достойное место в обществе. Отменялись законы шариата, запрещалось (за некоторыми исключениями) ношение исламской одежды, турецким гражданам, прежде всего госслужащим, предписывалось одеваться по-европейски. В государственные структуры были внедрены многие компоненты западного законодательства и делопроизводства, включая латинизацию алфавита в образовании при одновременном очищении турецкого языка от арабских и персидских заимствований.

В школах было введено обучение по западному образцу, женщины получили избирательные права, отменялись устаревшие формы обращения и многожёнство, вводились фамилии (при этом женщина обязательно получала фамилию мужа) и узаконивался гражданский брак… На основе западных принципов в экономике были заложены основы индустриализации и модернизации страны. В целом «отец турок» заложил в Турции на основе национальной идеологии основы современного, европеизированного, секулярного государства, яркими буквами вписав себя в историю страны. Масштаб революционных преобразований, прошедших в Турции под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка, сравним с глобальными переменами в Советской России тех лет.

Было бы преступлением, говорил в своё время Ататюрк, забыть о помощи, оказанной Россией его стране. Современная Турция помнит об этих словах «отца турок»?

Александр ПОПОВ

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


пятнадцать − одиннадцать =