МАЛЕНЬКАЯ ЖЕНЩИНА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Евдокия Завалий — легенда морской пехоты.

Апрель 1943 года. Советские войска ведут тяжёлые бои за освобождение станицы Крымской – ключевого пункта обороны немцев. В разгар сражения командир взвода морской пехоты получает тяжёлое ранение. Солдаты в замешательстве. И вдруг в полный рост поднимается невысокий сержант и кричит почти детским голосом: «За Родину! В атаку! Вперёд!» И бойцы бросаются в атаку за мальчишкой. Сопротивление немцев сломлено. А бесстрашного парня с тяжёлым ранением везут в госпиталь. И только там открывается правда: проявивший себя героем – 17-летняя девушка. 

Детей не берём!

О чём думает девушка в пятнадцать лет? О первой любви, нарядах, цветах, учёбе. Но начало войны перечеркнуло все мечты школьницы Дуси Завалий. Спустя годы она будет вспоминать, что, когда уходила на фронт, ей не было даже шестнадцати! Хотя по официальным документам родилась Евдокия Николаевна Завалий 28 мая 1924 года в селе Новый Буг Николаевской области. Вдохновлённая речью Сталина, она явилась на призывной пункт проситься на фронт медсестрой. Военком посмотрел в её паспорт, скривился и отправил домой со словами: «Детей не берём!»

Но Дуся была упорной и через пару дней пришла снова. «А, защитник Родины! – улыбнулся военком старой знакомой. – И сколько лет этому защитнику? Пятнадцать?» «Семнадцать», – твёрдо ответила Дуся. Военком рассмеялся: «А вчера было пятнадцать! Если так и дальше пойдёт, через пару дней вы достигнете призывного возраста. И придётся решать ваш вопрос положительно…» Как в воду глядел военком!

25 июля немецкие самолёты начали бомбить Новый Буг. Дуся под бомбёжкой вытаскивала раненых солдат, оказывала медицинскую помощь, делала перевязки – она мечтала стать врачом, и знание теории пришлось теперь как нельзя кстати. Когда 13 августа части Красной армии начали отступление из Нового Буга, Дуся упросила командира взять её с собой санитаркой. На вопрос: «Сколько лет?» – храбро ответила: «Восемнадцать». И добавила: «Паспорт потеряла». Вот так 15-летняя Дуся оказалась санитаркой в 96-м кавалерийском полку 5-й кавалерийской дивизии 2-го кавалерийского корпуса. С тех пор и началась путаница в документах о годе её рождения.

В полку Дуся стала санинструктором. «Я научилась вводить раненым бойцам противостолбнячную сыворотку и делать многие другие медицинские операции, которые поручали только опытным медсёстрам».

Евдокия становится Евдокимом

Первое ранение Дуся получила при переправе через Днепр, в районе острова Хортица. Осколок попал в живот. Оказалась в госпитале в Туапсинском районе и услышала от врача: «Ну всё, девчоночка, отвоевалась. Получишь литер и дуй домой». Но «дуть домой» в Дусины планы не вписывалось. После операции, когда врачи разрешили ей прогулки, Дуся каждый день ходила до ближайшей железнодорожной станции Курганская – здесь останавливались военные эшелоны и можно было узнать о ситуации на фронтах. В один из дней станция попала под бомбёжку, и Дуся, оказавшись рядом, спасла раненого командира, оказала ему первую помощь и тащила на плащ-палатке до госпиталя! Она очень рисковала – её послеоперационные швы могли разойтись в любой момент! За спасение командира Евдокию представили к ордену Красной Звезды.

Когда наступило время выписки, Дуся пришла к начальнику госпиталя и целый час убеждала отправить её на фронт. Устав спорить, врач махнул рукой и отправил её в запасной полк. А через пару недель туда прибыл капитан третьего ранга отбирать бойцов

для своего подразделения. Он открыл литер Дуси и прочитал: «Завалий Евдок.» – так было написано её имя сокращённо. Дуся не растерялась. «Я!» – крикнула она звонко. После госпиталя она мало чем внешне отличалась от мужчин-бойцов: худая и постриженная ёжиком – ни дать ни взять мальчишка-новобранец. Капитан наскоро оглядел бойца: «Пятнадцать минут на сборы». И через сутки счастливая Дуся ехала на передовую. Не медсестрой, а старшим сержантом 6-й десантной разведывательной бригады морской пехоты.

Свой парень

Целых восемь месяцев ни солдаты, ни командиры не подозревали, что рядом с ними воюет девушка, мало того, она стала в доску «своим парнем» и примером для подражания.

Август 1942 года. Тяжёлые бои в долине реки Псекупс, фашисты рвутся к Туапсе, советские воины стараются удерживать позиции.

Подразделение морпехов оказалось отрезанным от основных сил, семь суток отбивало атаки, но боезапас и провизия заканчиваются. И Дуся придумывает план: она переправится на вражеский берег, где морпехи, отступая, оставили боеприпасы. Вокруг Дуси зашумели: «Нет, это рискованно!» Но спорить с Дусей было бесполезно – если она что-то решила, она это сделает.

Дуся для страховки обвязалась кабелем, другой его конец прикрепили к дереву. Перебравшись через бурную реку на вражеский берег, она спряталась, дожидаясь темноты. Ночью незаметно собрала патроны и гранаты, соорудила плот из крышек оружейных ящиков, погрузила на него боеприпасы и дёрнула за кабель, подавая сигнал своим. Дуся хотела немедленно переплыть реку вслед за плотом, но вдруг услышала звук двигателей – рядом проходила колонна немецкой техники. Дуся дождалась, пока машины приблизятся к ней вплотную, и открыла огонь из автомата. С другого берега её поддержали товарищи выстрелами из противотанковых ружей. Колонна немецких машин была расстреляна. А в машинах Дуся обнаружила хлеб и консервы. Стоит ли говорить, с каким восторгом встречали солдаты «своего парня»?

Разоблачение

В апреле 1943 года во время тяжёлых боев по освобождению станицы Крымская получил ранение командир взвода. Среди бойцов возникло замешательство. И тогда Дуся поднялась в свой маленький рост и закричала: «За Родину! В атаку!» И морпехи поднялись в атаку – к этому времени «тов. Завалий» был уже непререкаемым авторитетом.

В этом бою Дуся вновь получила ранение. И в госпитале на операционном столе открылась правда. Через несколько часов побледневший хирург докладывал начальству, с трудом подбирая слова: «Понимаете… это… это… девушка!»

После разоблачения Дуся ожидала, что её отправят на фронт санитаркой. Но никто из военного начальства (как будет позже вспоминать Дуся) «даже не пикнул». Вместо этого её отправили на курсы лейтенантов, а после назначили командиром взвода отдельной роты автоматчиков 83-й бригады морской стрелковой пехоты. Это был первый случай за всю историю советской морской пехоты, чтобы девушку назначили командиром. Вероятно, есть особые люди, перед которыми отступают правила.

Дуськин взвод

Поначалу на новом месте службы к Евдокии отнеслись предвзято. Подразделение, которым командовала Дуся, немедленно получило название «Дуськин взвод». А солдат Ваня Посевных предупредил, что «бабе подчиняться не будет». Но железный характер Дуси, её несгибаемое упорство и отчаянная храбрость вскоре изменили к ней отношение. Со временем взвод получил более уважительное прозвище – «Дусины гвардейцы». А пройдёт ещё немного времени, и в боях за Будапешт тот самый Вася Посевных погибнет, прикрыв собой Евдокию от немецкой пули.

«Дусины гвардейцы» всегда находились на острие боевых действий. Их посылали туда, где особенно трудно. Керченско-Эльтигенская десантная операция, освобождение Севастополя, захват штаба немецкого командования во время Будапештской наступательной операции. Бесстрашие и храбрость Дуси снискали ей славу даже у фашистов. Они прозвали её «фрау чёрная смерть» и назначили за её голову награду. Но особенно Дуся отличилась при взятии Будапешта.

«Фрау русиш чёрный комиссар»

Осенью 1944 года Красная армия приблизилась к столице Венгрии, где находилась крупная группировка немцев. «Дусины гвардейцы» получают задание взять немецкий штаб в одном из неприступных средневековых замков. Сделать это было практически невозможно, потому что подходы к нему были заминированы. Но для Дуси невозможного мало. Она придумала план – пройти к замку через канализационный коллектор, под землёй.

В тоннеле стоял невыносимый смрад. Солдаты пользовались несколькими кислородными подушками, которые передавали друг другу по очереди. Зловонная жижа порой доходила до горла. Вскоре морпехи услышали странный шум – это немцы сбросили в коллектор сточные воды, опасаясь проникновения по коммуникациям. Задохнувшись, в тоннеле погибли двое бойцов, но остальные смогли выйти и вступить в бой.

Фашисты были в ужасе, увидев, как в замок врываются советские бойцы – грязные, с жутким запахом. Вскоре подоспело подкрепление, и морпехи брали этаж за этажом. Особенно ценными трофеями оказались оперативные карты, штабные документы, также удалось взять в плен немецкого генерала. Когда ему сообщили, что операцией по захвату штаба руководила женщина, генерал оскорбился, не поверил. Тогда позвали Дусю. Увидев её, генерал воскликнул: «Фрау русиш чёрный комиссар! Гут! Гут!» – и протянул Дусе свой вальтер.

После войны

Когда Дуся уходила на фронт, её бабушка, умеющая предсказывать судьбу, обняла её и сказала: «Внученька! Четыре раза будешь кровью истекать! Но тебя принесут белые гуси!» Так и случилось. Дуся была ранена четыре раза, её имя дважды появлялось на надгробиях братских могил, но она каждый раз возвращалась к своим чёрным бушлатам. А стая гусей её действительно спасла. Однажды во время тяжёлого сражения Дуся получила контузию. После боя немцы добивали раненых. В это время в небе закричали дикие гуси. Дуся очнулась, увидела немцев и прикинулась мёртвой. Так и спаслась. А без этого крика гусей выдала бы себя…

Евдокия Завалий после Победы вернулась на родину кавалером четырёх боевых орденов и многих медалей. Спустя годы вышла замуж, родила двоих детей, стала бабушкой четырём внукам, жила в Киеве и работала директором гастронома. Всю жизнь, до самой смерти, она ездила по воинским частям, встречалась со школьниками и курсантами, вела работу с молодёжью. Гвардии полковник Евдокия Николаевна Завалий умерла 5 мая 2010 года, не дожив до 65-летия Победы четырёх дней.

Она всю жизнь повторяла молодёжи: «К человеческим потерям привыкнуть нельзя, но выжить всё-таки можно. Главное – не утратить память и не предать её. На ней держится мир…»

Анна ГУРИНА.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


4 + 13 =