27 ОКТЯБРЯ

27 октября 1958 года Борис Пастернак был исключен из Союза писателей СССР. В истории советской литературной повседневности травля Пастернака писательской массой, подконтрольной ЦК КПСС, осталась одним из самых колоритных эпизодов.

Поводом стали присуждение поэту Нобелевской премии и публикация за границей романа «Доктор Живаго». На Нобелевскую премию Пастернак выдвигался восемь раз, да и формулировка Нобелевского фонда не несла ничего антисоветского: «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и продолжение благородных традиций великой русской прозы». Но здравый смысл не впервые уступал идеологическим догмам. Было сделано все, чтобы заставить Пастернака отказаться от премии.

Сразу после того, как 23 октября 1958 года Нобелевский комитет объявил о присуждении Пастернаку премии по литературе, появилась записка секретаря ЦК КПСС Суслова с предложением ряда срочных мер в связи с этим событием. Четвертым пунктом предлагалось «подготовить и опубликовать в «Правде» фельетон, в котором дать резкую оценку самого романа Пастернака, а также раскрыть смысл той враждебной кампании, которую ведет буржуазная печать в связи с присуждением Пастернаку Нобелевской премии». А в пятом пункте было предписано «организовать и опубликовать коллективное выступление виднейших советских писателей, в котором оценить присуждение премии Пастернаку как стремление разжечь холодную войну».

23 октября 1958 года Президиум ЦК КПСС по записке Суслова принял постановление «О клеветническом романе Б. Пастернака», в котором присуждение премии признавалось «враждебным по отношению к нашей стране актом и орудием международной реакции, направленным на разжигание холодной войны».

27 октября 1958 года постановлением президиума правления Союза писателей СССР, бюро оргкомитета Союза писателей РСФСР и президиума правления Московского отделения Союза писателей РСФСР Пастернак был исключен из Союза писателей СССР, что напоминало определение Святейшего синода от 20 — 22 февраля 1901 года об отпадении Льва Толстого от церкви, которое, по существу, было формой рецензии на роман «Воскресение».

Исключение Пастернака стало формой рецензии на роман «Доктор Живаго» и Нобелевскую премию. Десятки газет по всей стране, как и в случае с Толстым, перепечатали постановление об исключении. Правда, в ответ на отлучение Толстого по всей России прошли протесты. В СССР, наоборот, повсеместно были проведены писательские собрания с целью осуждения Пастернака и единогласного (только единогласного!) одобрения исключения. Как сказал Даниил Гранин, с работал «хронический, неизлечимый страх советской интеллигенции перед властью, непредсказуемой, лишенной всяких нравственных правил».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


17 + пятнадцать =