17 ОКТЯБРЯ

17 октября 1888 года произошло крушение императорского поезда в Борках. Император Александр III вместе со всей семьей и сопровождающими лицами возвращался на поезде из Крыма. Внезапно, в семи верстах от станции Борки Харьковской губернии, поезд, шедший со скоростью более 60 верст, сошёл с рельсов. Вагон-столовая, где завтракала царская семья, скатился с насыпи, стены сплюснулись и разломились. На императора упала крыша, но он смог удержать ее на своей богатырской спине, и в вагоне-столовой все уцелели. Великокняжеский вагон развернуло поперек пути и накренило над откосом.

Сила удара была настолько мощной, что великий князь Михаил Александрович был отброшен на откос. Шестилетнюю Ольгу спасла няня, успевшая вытолкнуть ее до того, как начали рушиться стены и потолок вагона. Всего погиб 21 человек, тяжело ранено 24, двое из которых умерли позднее.

Состав вагонов императорского поезда определялся министром путей сообщения по согласованию с министром двора и начальником охраны. Свита была многочисленная, все важные персоны хотели ехать с удобством и считали себя вправе требовать отдельные купе, а то и вагон. В результате царский поезд становился все длиннее и длиннее. Перед крушением он состоял из 14 восьмиколесных и одного шестиколесного вагона. Весил до 30 тысяч пудов, растягивался на 300 с лишним метров и более чем вдвое превосходил длину и вес обычного пассажирского поезда, приближаясь по весу к товарному составу. Но товарнякам тогда не разрешалось ехать быстрее 20 верст в час, а царский поезд шел под 70!

Железнодорожная катастрофа повлекла за собой два очень важных события. От ушибов у Александра III развилась болезнь почек, от которой он умер через шесть лет в достаточно молодом возрасте, 49 лет.

Происшествие послужило и толчком в карьере графа Сергея Юльевича Витте – он стал директором Департамента железнодорожных дел при Министерстве финансов. Как рассказывал сам Витте, за некоторое время до катастрофы он на глазах императора вступил в конфликт с чиновниками железных дорог, доказывая, что нельзя использовать два мощных грузовых паровоза с целью разгона царского поезда до высоких скоростей. Александр III вспомнил об этом эпизоде, когда его семья попала в катастрофу.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


2 + 7 =