05 ИЮЛЯ

5 июля 2003 года, на рок-фестивале «Крылья», который состоялся неподалеку от станции столичного метро «Тушинская», произошел теракт, прогремевший на всю страну.

Две чеченки-смертницы, Зулихан Элихаджиева и Зинаида Алиева, привели в действие самодельные взрывные устройства (СВУ) — в результате погибло 16 человек, включая самих смертниц, 57 было ранено.

За расследование резонансного преступления, организатором которого оказался главный российский террорист тех лет Шамиль Басаев, взялись лучшие следователи страны. И раскрыли дело.

Помогла им в этом третья смертница Зарема Мужахоева, которая должна была устроить взрыв в «Мон кафе» на 1-й Тверской-Ямской улице, где часто обедали столичные политики и бизнесмены.

В день теракта смертницу снабдили бомбой с четырьмя детонаторами, мощность которой была эквивалентна двум килограммам тротила. Мужахоева прибыла в «Мон кафе» около 21:00 и дважды тщетно пыталась активировать бомбу, но в итоге была задержана.

Сама террористка утверждала, что выдумала историю о якобы несработавшем СВУ, поскольку боялась мести наблюдавших за ней кураторов, а сама тайком через сотрудников кафе сообщила в милицию о своей бомбе.

Так ли это – вопрос.
Однако, именно Зарема сотрудничала со следствием и помогла следователям раскрыть одно из самых громких дел начала 2000-х.
По мнению Бориса Грызлова, который в 2003 году возглавлял МВД России, теракт на рок-фестивале «Крылья» и несостоявшийся взрыв в «Мон кафе» были ответом боевиков на указ о выборах в Чечне, который подписал президент России.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


1 × 4 =