МУРАВЬЕВ-АМУРСКИЙ, ПРЕОБРАЗВАТЕЛЬ ВОСТОКА

Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский, безусловно, относится к выдающимся деятелям тысячелетней России, хотя его деяния во благо Отечества недостаточно отражены в историческом, культурном и художественном наследии. Заслуги Муравьева перед Россией неоценимы. По свидетельствам современников, без Н.Н. Муравьева азиатской части России суждено было остаться в тех же границах, что и до него – без судоходного Амура и без Приморского края.  Находясь на протяжении четырнадцати лет в  должности генерал-губернатора Восточной Сибири, он не только присоединил лучшие дальневосточные земли, обеспечив империи широкий выход к Тихому океану, но и неузнаваемо преобразовал дикий пустынный край. Его по праву называли сибирским Петром Первым. Значение муравьевских свершений далеко не ограничивается масштабами Сибири, поскольку без тихоокеанского побережья на огромном пространстве от устья Амура, упирающегося в северную  оконечность Сахалина, и до Корейского полуострова Россия была не в состоянии стать великой мировой и морской державой. В таком разе она лишалась богатейших минеральных ресурсов и плодородных земель, Транссиба  и БАМа по их  нынешним маршрутам, и, следовательно, лишалась возможности мощного комплексного развития не только Сибири, но и страны в целом.

Подвиг Муравьева-Амурского выходит за пределы обычного понимания. Генерал-губернатору Восточной Сибири приходилось действовать в условиях, когда царем было закрыто Амурское дело «за непригодностью реки», когда правительство видело в «затеях Муравьева» обузу для империи и казны и ставило многочисленные препоны присоединению и освоению дальневосточных земель. Прождать еще несколько лет – и «ничейный край» безвозвратно становился владением соседнего Китая или нацелившихся на него английских колонизаторов. Здесь и потребовалось вмешательство в ход истории неистового начальника Сибири, развернувшего головы царей Николая Первого, Александра Второго и членов правительства на Восток и добившегося перелома в их дальневосточной политике. В книге единой сюжетной линией объединены картины военных баталий на Кавказе  на Камчатке, решительных мер генерал-губернатора по переустройству и наведению законности в глухой российской окраине, экзотических путешествий и амурских сплавов с множеством приключений по неосвоенной Сибири, прозорливой дипломатии с восточным соседом и жесткого противостояния с правительственной оппозицией. Н.Н. Муравьев-Амурский действовал в интересах будущих поколений. Прошел век-полтора, когда программа развития края начала осуществляться, а основанный им пост Владивосток стал претендовать на роль центра по координации экономических  отношений Азиатско-тихоокеанского региона.

В Части 1 (От кадета до генерала) кратко обозначены годы учебы Николая в Пажеском корпусе, где он, лучший ученик военно-учебного заведения, был приставлен при царском дворе на дежурство к Великой княгине Елене Павловне Романовой, супруге Великого князя Михаила. По признанию царя Николая Первого, молодая княгиня славилась умом и была самая ученая в царском семействе. Паж воспылал к княгине юношескими чувствами любви, благосклонно принятыми, которые будут бережно сохранены с обеих сторон и пронесены через всю жизнь. После блестящего окончания учебы молодой офицер отличился в Турецкой войне на Дунае, затем в походе по подавлению польского восстания, но взлет его военной карьеры пришелся на кавказские сражения с горцами, в которых Муравьев проявил способности выдающего военачальника, стремительно продвинувшись до генеральского чина. Примечательно, что генерал Муравьев военным действиям предпочитал мирные переговоры с вождями местных племен, что не осталось незамеченным для царя.  Кавказские ранения вынудили Николая Муравьева к лечению в Европе, где состоялось его знакомство с состоятельной француженкой Элизабет де Ришемон. Встреча оказалась судьбоносной в личной жизни генерала, вскоре назначенного губернатором Тульской области. На мирном поприще Муравьев вновь проявил себя превосходно. Он первым из губернаторов направил царю докладную записку с предложение отмены крепостного права. Не получив положительного ответа по вопросу отмены крепостничества от царя, генерал отправил предложение руки и сердца француженке Элизабет, которое было без промедлений принято.

Части 2, 3 романа посвящены деятельности Н.Н. Муравьева после  его назначения в 1848 году генерал-губернатором необозримой Восточной Сибири, которую иначе, как грандиозной, не назвать. Привлечение кадров из центральной России, коренное переустройство системы управления краем, непримиримая борьба с казнокрадством всеми методами, включая недозволенные, изучение Сибири и китайских границ научными и исследовательскими экспедициями, — все делалось враз, решительно и основательно. Сотни докладных и служебных записок, трактатов, которые губернатор, обладавший феноменальными умственными способностями, всегда писал собственноручно, полетели на стол царю, в министерства и ведомства. Сибирь была приведена в движение, в российскую казну потекли денежные поступления, а губернатор уже через год после вступления в должность за счет собственного жалования совершил конным маршрутом беспрецедентный поход на Камчатку, длившийся девять месяцев. С наведением порядка на побережье Охотского моря началось военное укрепление восточной границы, что наилучшим образом сказалось в годы Крымской войны, когда под Петропавловск-Камчатском немногочисленный русский гарнизон наголову разгромил двухтысячный десант интервентов, высадившийся под мощным артиллерийским прикрытием с объединенной англо-французской эскадры.

С 1854 года начались знаменитые амурские сплавы, подготовка к которым велась на Шилкинском заводе на протяжении трех лет. Ежегодно по реке сплавлялось по три-четыре тысячи казаков, солдат и крестьян, по всему маршруту до устья Амура основывались военные посты и гражданские поселения, налаживалось речное судоходство. Всего за время муравьевского правления их набралась добрая сотня! Стратегическая линия Муравьева состояла в заселении пустующих земель русским отрядами и крестьянскими семьями и в составлении первых географических карт, что по тогдашнему международному праву признавалось основанием для присоединения новых земель к претендующей на них стране. В переговорах с представителями китайского императора начальник Сибири приводил простые доводы: Кого хотел бы видеть Китай своим пограничным соседом – дружественную Россию или агрессивную Англию?  Одно упоминание об Англии, устроившей Китаю три разорительные опиумные войны, подвигало переговорщиков к заключению с Россией Амурского договора. Оно и состоялось в 1858 году (Часть 4).

После мирного присоединения огромной территории Приамурья, Иркутск встречал графа Муравьева-Амурского у Амурских ворот, воздвигнутых к его триумфальному возвращению. Они стояли на улице Заморской, переименованной в Амурскую (ныне улица Ленина). Через два года после долгих злоключений был присоединен Приморский край, где граф поставил военный пост Владивосток, что означало «Владеть Востоком». Вся присоединенная «дальневосточная страна» насчитывает полтора миллиона квадратных километров, что сравнимо с территорией Западной Европы. История отвергает версию о том, что Муравьев «ограбил» Китай на огромные территории, воспользовавшись его бедственным положением. Левый и правый берега Амура еще в семнадцатом веке активно осваивались казацкими отрядами (походы Пояркова, Хабарова и другие), но в 1689 году по настоянию маньчжур после ряда военных столкновений территория Приамурья была объявлена ничейной зоной и оставлена русскими отрядами. Таким образом, Муравьев всего лишь вернул ее в состав России. Уссурийский край (Приморье) также не принадлежал Китаю, как государству, а числился частным наследством правящей китайской династии Цин в качестве заповедника. Это семейное наследство и было в 1860 году присоединено к России по Пекинскому договору согласно тем же нормам международного права и без всяких военных действий. Два мирных договора с Китаем – это плод блестящей дипломатической деятельности Муравьева-Амурского.

Нельзя сказать, что личность Н.Н. Муравьева-Амурского в истории государства предана забвению. Написаны книги, ему посвященные, исторические публикации, в которых затронуты деяния всесильного начальника сибирского края. Но автору настоящего исторического романа удалось создать образ Николая Николаевича в свободной художественной форме, где есть место лирическим отступлениям, краеведению, приключенчеству. Исторический деятель показан не только в обременении государственными делами и заботами, но и в обыденной жизни человека с проявлением индивидуальных черт характера, сильных и слабых сторон этой яркой и крайне противоречивой натуры. Как и во всяком романе, даже историческом, не обошлось без историй любви, которые стали откровением читателю.

Н.Н. Муравьев-Амурский является знаковой фигурой для города Иркутска. Значимость этого выдающегося государственного деятеля настолько велика, что неотвратимо встал вопрос об изготовлении и установке ему памятника, который служил бы упрочению исторического облика Иркутска и возданию должного героическим свершениям прошлых поколений. Изданная книга стала убедительным аргументом к восстановлению исторической справедливости. В библиотеках, учебных заведениях и трудовых коллективах автор романа провел пятнадцать презентаций, пока их не прервала наступившая пандемия. Они вызвали глубокий, неподдельный интерес участников встреч к личности героя произведения, люди горячо одобряли идею установления ему памятника. На одной из презентаций Виталий Барышников, заместитель мэра города Иркутска, отметил, что сибирские центры от Владивостока до Читы украшены монументами в знак памяти об этом великом человеке, и наш город должен отдать ему достойную дань уважения.  Мэр Иркутска Д. Бердников заявил: «Масштабы личности Муравьева-Амурского выходят далеко за пределы Иркутска и региона. Он является одним из тех людей, о котором должен знать каждый иркутянин. Знать и гордиться своим великим земляком!»

На той же презентации Л.М. Корытный,  д.г.н., председатель Иркутского отделения Российского географического общества, напомнил, что генерал-губернатор Муравьев ставил задачу присоединения Сибири в научном плане, с которой иркутские ученые, исследователи и путешественники успешно справляются и поныне. Леонид Маркусович отметил, что сегодня очень мало доступной, популярной и, тем более, художественной литературы о легендарном начальнике Сибирского края, и тем ценнее появление исторического романа А. Ведрова. Книгу отличают хороший слог, авторское видение и добротный анализ фактов; она познавательна и читается на едином дыхании. В.А. Соколов, к.соц.н., остановился на выдающейся роли сибирского губернатора в развитии государства и на художественной ценности романа о нем, предсказав, что новая книга займет достойное место в отечественной исторической летописи. В.В. Комин, филолог, член Союза журналистов России, обратил внимание участников встречи на то обстоятельство, что роман А. Ведрова совмещает в себе признаки художественной прозы и публицистики и относится к нетрадиционной форме художественно-публицистического жанра, где просматривается связь времен, создан яркий образ уникальной исторической личности.

Сказание о подвиге генерал-губернатора Муравьева-Амурского было подхвачено рядом газет, оповещено Иркутским городским радиоканалом. Студенческая аудитория Восточно-Сибирского филиала Российского госуниверситета правосудия в количестве ста пятидесяти человек без малого три часа общалась с автором романа, задав ему более двадцати вопросов, а по окончанию встречи группа студентов самостоятельно организовала кружок по изучению «Амурского вопроса». Книга «Муравьев-Амурский, преобразователь Востока» пополнила фонды всех двадцати шести иркутских библиотек, активно раскупается в книжной сети «Продалитъ», набирает тысячи читателей на просторах интернета, на сайте РСП (проза.ру). Все это говорит о влиянии заслуг и достижений выдающегося государственного деятеля прошлого и его поколения на современное развитие страны.

АВТОРЕФЕРАТ исторического романа «МУРАВЬЕВ-АМУРСКИЙ, ПРЕОБРАЗВАТЕЛЬ ВОСТОКА».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


три × 1 =