ЛЮБА, ЛЮБАША…

Судьба её типична для поколения, а в чём-то необычна. В 1938-м после успешного окончания средней школы № 3 в Орехово-Зуеве Люба Каштанова поступила в Московский мединститут. Но вдруг передумала и перевелась в Институт физической культуры имени Сталина. Учиться ей нравилось.

– 22 июня 1941-го, – вспоминала она годы спустя, – я сдала утром на отлично экзамен по гигиене. Он проходил, можно сказать, на берегу Истры, в студенческом лагере. Вдруг видим – к нам бегут однокурсницы, киевлянки Вера и Надя, плачут навзрыд. Это они-то – всегда весёлые хохотушки! От них узнали – началась война. Решение приняли общее: всем курсом идти в ЦК ВЛКСМ, потом в военкомат и на фронт…

К тому времени все третьекурсники окончили годичные медицинские курсы в институте имени Склифосовского с присвоением звания младший лейтенант по специальности «военфельдшер». И уже 16 июля двадцатилетняя Любовь Каштанова оказывается в составе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД под командованием комбрига Павла Михайловича Богданова (1901– 1973). Часть была интернациональной, рядом с нашими служили китайцы, испанцы, даже японцы. В один из дней перед ними выступила Долорес Ибаррури (1895–1989), известный деятель испанского и международного коммунистического движения. Командовал полком Вячеслав Васильевич Гриднев (1898–1991). Его задачей было подготовить отряд особого назначения, который мог бы действовать в тылу врага.

Вместе с товарищами Люба изучала немецкое оружие, минно-подрывное и радиодело, тактику действий небольшими группами, навыки разведки. Учились метко стрелять, ходили по азимуту днём и ночью, прыгали с парашютом. Обучались преодолевать водные преграды, подрывать технику. Занимались при любой погоде.

Уже осенью, когда враг был в тридцати километрах от столицы, их доставили в Москву, разместили в Доме Советов. Почти юные девушки – военные фельдшеры несли службу наравне с мужчинами. А по ночам после госпиталя патрулировали улицы, следили за соблюдением москвичами светомаскировки.

7 ноября 1941 года, во время парада войск на Красной площади, Любовь несла дежурство возле ГУМа. Падал пушистый снег, над головами не пролетел ни один фашистский самолёт – город в тот день охранялся особо.

Вскоре полк на американских грузовиках направили на Калининский фронт. Двигались по Ленинградскому шоссе. Вблизи Солнечногорска колонна попала под бомбёжку. Многие её однополчане погибли, немало было раненых, которых тут же грузили на машины и отправляли в Москву в госпитали. Был убит военный комиссар полка, капитан госбезопасности А.А. Максимов. Несмотря на всё это, колонна двинулась дальше, но за Клином, около деревни Ямуга, вновь попала под обстрел – тяжёлой немецкой артиллерии. Появились фашистские танки.

Завязался бой. Любовь Каштанова, как и другие военфельдшеры, была в его гуще… «Потерпи, солдатик, потерпи», – и вот уже повязка раненому наложена… В какой-то момент, как вспоминала потом, она впервые ощутила страх смерти – пули свистели над головой, казалось, что не хватает воздуха в лёгких. Но она спасала раненых, вытаскивая бойцов по мёрзлому снегу в укрытие… Мороз в тот день был столь сильным, что Люба обморозила ноги. После боя её эвакуировали в тыл вместе с теми, кого она спасала. После осмотра врачи ей сказали, что требуется ампутация обеих ног, но она воспротивилась и, как ни удивительно, через несколько дней поправилась. Видимо, была очень молода и крепка. Вскоре Люба была в своей части, но тут началось отступление. Откатились до канала Москва– Волга. При отступлении минировали дороги, устанавливали фугасы, скрытные ловушки….

В декабре 1941-го Красная армия перешла под Москвой в контрнаступление. Подразделение Каштановой оказалось под Тулой, затем вблизи Воронежа. Там её свалил сыпной тиф. Опять – госпиталь в Москве, три месяца лечения. После выздоровления ей предоставили краткосрочный отпуск. Добралась до Орехово-Зуева. Когда ступила на порог родного дома, мама не сразу узнала её – так Любаша изменилась.

После отпуска она убыла в Краснодарский край. Потом были Крым, Кавказ, Прибалтика… Когда окончилась война, работы для медиков не убавилось. Борьба с «лесными братьями» была особой, требовала выдержки, смелости, постоянной бдительности.

В боевой характеристике, выданной Любови Каштановой начальником медицинской службы, написано: «За время работы показала себя исполнительной, аккуратной, честной, болеющей за порученное дело. Участвовала во всех боевых операциях части, проявила себя смелой, инициативной и отважной в бою. Пользуется заслуженным авторитетом среди командования и личного состава части…» Люба была удостоена медалей «За оборону Москвы», «За победу над Германией», ордена Отечественной войны II степени.

Почти до конца дней Любовь Васильевна сохраняла активность. Особо радостными были встречи с боевыми друзьями.

После увольнения из армии жизнь стала налаживаться. Особо пригодилась Любе спортивная закалка. В 1947-м её пригласили сняться в эпизодах музыкальной комедии (с элементами фантастики) режиссёра Григория Александрова «Весна». В картине в главной роли была занята легендарная актриса, её тёзка Любовь Орлова. После кинопроб Григорий Васильевич без лишних вопросов утвердил на эпизодическую роль спортивную и обаятельную девушку, в чём-то похожую на Орлову. Тогда Каштановой было 26 лет – моложе Любови Орловой на 19 лет. Съёмки фильма велись в Москве и Чехословакии. В картине помимо Каштановой были заняты другие участники войны. Казалось, жизнь делает крутой поворот. Но в кино бывший военфельдшер не задержалась. Стала работать в Орехово-Зуевском городском медучилище – преподавателем, потом руководителем физического воспитания. Была добрым другом и учителем для многих юношей и девушек, являлась членом Президиума городского и областного советов ДСО «Спартак». Вырастила и воспитала сына Владимира, с мужем Николаем Кирилловичем прожила в дружбе и взаимопонимании. Почти до конца своих дней Любовь Васильевна откликалась на приглашения выступить в школах, библиотеках, учреждениях культуры, успела рассказать молодым землякам много интересного и поучительного. Ушла из жизни в марте 2012-го. Ей был 91 год.

ОТ РЕДАКЦИИ. Решением Оргкомитета Всероссийского конкурса «Семейные фото хроники Великих войн России» Евгений Голоднов стал одним из победителей в номинации СМИ за статью об Иннокентии Кобылинском (см. «ЛГ», № 8, 2020 г. Дороги лейтенанта Кобылинского. Как сын охранника Николая II защищал СССР на фронте и почему потом о нём надолго забыли). Поздравляем нашего постоянного автора с заслуженной наградой, желаем новых успехов в его благородном поиске и в творчестве.

Материалы подготовлены с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Евгений ГОЛОДНОВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


четыре × один =