АНТОНУ ДЕЛЬВИГУ И ЕГО ДРУЗЬЯМ

Антона Дельвига талант,

Есть уникальное явленье,

Свидетельства представить рад,

Чтоб подтвердилась точка зренья.

 

Душа поэта велика,

Объята времени громада,

С ним говорила сквозь века

Стихами древняя Эллада!

 

Воображения ключи

Даны для зримого примера,

В лицейской зале вновь звучит

Язык Эсхила и Гомера,

 

Покорный музам и мечтам,

Экспромт читает юный гений,

Внимает дерзостным устам

Наука прочих поколений.

 

Пилада слог, Оресту весть,

Звенела лира над лугами,

Над частью суши выше честь –

«Бессмертьем делится с богами»!

 

В служенье слову сила наша

Питает знания горстями,

Вильгельм, Антон, Иван и Саша,

Остались верными друзьями…

 

Дуэлью иногда кончался смех,

Известна Сашина манера,

Любил разыгрывать он всех,

Во всём должна быть, видно, мера.

 

Подросткам благородным ясно:

Немного «Кюхля» глуховат,

Предмет для колкостей прекрасный,

Но сам «объект» тому не рад.

 

Перед собой поставив цель,

Их прекратился чтоб поток,

Он вызвал Сашу на дуэль,

Успеха видев в этом толк.

 

Дуэль похожая на фарс,

Скорее на смешной конфуз,

Вот результат её как раз

– Пробит у Дельвига картуз.

 

«Я ограничу к шуткам страсть»,

– Так про себя сказал поэт, –

«Как в картах нужна смены масть!»

И выстрел не звучал в ответ.

 

Заряд иной попал в картуз,

Хранит история страницы,

Наш «Соловей» покинул куст,

В бессмертье выпущена птица!

 

Возможно Дельвиг и со мною

Имел когда-то тоже связь,

Я в детство дверь сейчас открою

Её там поищу как раз.

 

Рояль, Зарядье, сын и мама,:

Алябьева играем «Соловья»,

Поёт молоденькая дама,

Так нежно Дельвиг трели слов ваял!

 

Но это было так давно,

Курантов Спасских башни глаз,

Через огромное окно

Взирал внимательно на нас.

 

Эллады ранней сонм богов

Антон знал лучше лицеистов,

И отразил в стихах потом

Высоких дум их образ чистый.

 

Народных песен изучив узор,

Им подражая, душу их познал:

Нам трудно различить и до сих пор,

Где копия, а где оригинал.

 

Связь с Дельвигом всегда найдёт любой,

И через песню «Соловья»,

Что подтвердит из детства случай мой,

Уверен в этом очень я.

 

В нем Дельвиг с Пушкиным слились

В служенье призванному слову,

Стихов  единый организм,

Что видит сущности основу.

 

Так Дельвиг другу выразил любовь,

Их душ взаимопритяженье,

Оно при встречах подтверждалось вновь:

Антон – сын «лени вдохновенья»!

 

Настало время обобщенья,

Святой есть гения удел,

Через свои произведенья

Объединять сердца людей!

 

Строк «Литгазета» дум  питала

За двести лет из старины

Стихи поэтов  с  пьедестала,

что так доселе нам важны!

Борис СТРАХОВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


10 − семь =