В ПОИСКАХ ГИПЕРЗВУКА

То, что создавал Челомей, можно назвать фантастикой…

30 июня исполнилось 110 лет Владимиру Челомею. Это был выдающийся учёный, его можно назвать академиком русских оружейников. Он один из создателей ракетной боевой и космической техники, дважды Герой Социалистического Труда. Его наследие до сих пор служит всем нам, многое из того, что считается крупными достижениями современной России, – его заслуга.

Удивительно, но о том, что Володя Челомей состоится как крупный учёный, стало понятно, когда он был ещё студентом старших курсов Киевского политехнического института, вскоре ставшего авиационным. К моменту окончания вуза он написал около дюжины заметных научных статей, на Запорожском моторостроительном заводе прочёл курс лекций – его выступления не только несли «свет знаний», но и помогали решать текущие производственные проблемы. В 1940-м его имя появилось на первой полосе «Правды» среди имён самых перспективных молодых учёных, которых называли сталинскими стипендиатами.

С первых дней войны Челомей добился выдающихся успехов при работе во Всесоюзном институте авиационных материалов над созданием пульсирующего воздушно-реактивного двигателя (ПуВРД), который не имел аналогов в СССР. Удивление отечественных специалистов стало ещё больше, когда позже они увидели похожий двигатель на немецких самолётах-снарядах – Фау-1. В 1944-м тридцатилетний учёный был назначен главным конструктором ОКБ-51 и приступил к созданию самолётов-снарядов (так называли тогда крылатые ракеты) и ускорителей для боевых самолётов. Под его руководством были разработаны и испытаны несколько типов крылатых машин воздушного и наземного базирования – от 10Х до 16Х. В это даже трудно поверить!

Вёл Челомей и большую преподавательскую работу, с 1950 года читал лекции в МВТУ им. Н.Э. Баумана, где в 1953-м защитил докторскую диссертацию, а в 1960-м основал «Кафедру проектирования крылатых ракет», которую возглавлял до конца своей жизни. Но главной оставалась практика. В 1954-м на базе завода в Тушине создали конструкторскую группу, которая 8 августа 1955 года была преобразована в ОКБ-52. Это предприятие под руководством Челомея стало лидером в работе по созданию крылатых и баллистических ракет, ракетно-космических систем и станций.

Именно под его началом были созданы: первая ракета с раскрывающимися в полёте крыльями (что позволило минимизировать занимаемое ею предпусковое пространство), первая сверхзвуковая крылатая ракета, первая крылатая ракета, стартующая из-под воды (что стало новым словом в технике вооружений). Он видел через годы. Благодаря его талантам появился ряд военно-космических систем, до сих пор остающихся в арсенале противокосмической обороны, морской космической разведки и целеуказания. Также были созданы тяжёлые ракеты УР-500К «Протон», выводившие в космос самые тяжёлые грузы.

Многие специалисты высказывают предположение: если бы руководство страны сделало ставку на унифицированную ракету УР-700 (её эскизный проект был разработан в ОКБ-52 в востребованное время), а не на королёвскую Н-1, наши успехи в освоении Луны были бы существеннее.

Под руководством Челомея была спроектирована и МБР УР-100Н УТТХ, ещё совсем недавно составлявшая основу боевой мощи России. В чём особенность ракеты? Она была, выражаясь специальным термином, ампулизирована, т.е. со стороны находившегося в баке высокоагрессивного топлива имела стойкую нержавеющую сталь, а с обратной стороны – лёгкий алюминиевый сплав. Это позволяло ракете быть в боевом состоянии многие десятки лет. Именно с помощью ракет УР-100 удалось уравновесить баланс с США в отношении носителей ядерных боеголовок, а впоследствии даже в чём-то превзойти их.

Нельзя не сказать, что любимой темой Владимира Николаевича были космопланы и ракетопланы, он мечтал о возможностях неоднократного выхода в космос, но из грандиозной и яркой программы Челомея были запущены только первые МП-1 и М-12. Затем (о чём сейчас горько вспоминать) силы ракетостроителей страны, слава богу не челомеевской фирмы, перебросили на копирование американского шаттла, был создан «Буран», который совершил лишь один полёт в автоматическом режиме. Челомей, кстати, был противником строительства «Бурана», задавая вопрос, который так и не получил ответа: зачем?

Помимо всего этого Челомей был блестящим «чистым» учёным, академиком АН СССР, на его счету сотни научных трудов, в том числе впервые приблизившихся к решению проблемы антигравитации. Даже свой отдых он посвящал решению сложнейших дифференциальных уравнений и систем. При этом находил время для музыки: был глубоким и тонким пианистом, иногда перемежал исполнение пьес известных композиторов собственными импровизациями. Был счастлив и в личной жизни, в молодости решительно выбрав свою единственную, вырастил сына и дочь.

Если итожить, совершенно очевидно: наследие Челомея огромно, оно не только в реализации проектов десятков научно-технических систем, в том числе пионерных. Например, исследования по гиперзвуку были начаты в ОКБ-52 ещё в конце 1950-х, «Ангара», задержавшаяся в разработке, многим напоминает проекты Челомея.

Как человек широко одарённый, а в основных аспектах деятельности гениальный, он имел не только многочисленных поклонников, но и завистников, недоброжелателей. Чего стоила только передача станции «Алмаз», практически полностью созданной в ЦКБМ, как именовалось ОКБ-52 с 1966-го, в ЦКБЭМ, как стало называться ОКБ-1, правда, уже не при Королёве, а при сменившем его Мишине.

Когда Челомей неожиданно умер 8 декабря 1984 года, на посту генерального конструктора и генерального директора его сменил Герберт Александрович Ефремов, который даже не ожидал такого назначения. Но под его началом НПО машиностроения, как стало называться предприятие с 1983 года, сохранило лицо, сумело противостоять наскокам и «своих» бандитов, и внешних «друзей», немало добилось, например, за счёт сотрудничества с Индией, создало несколько новых типов крылатых ракет, усовершенствовав ракеты баллистические. Надо отдать должное, Ефремов очень внимательно относился к работе старшего товарища и руководителя, смог определить несколько ключевых точек в работе НПО ради роста обороноспособности страны, развивая челомеевские идеи и традиции. Кстати, видимо, не найти, кто бы имел наград больше, чем Ефремов. Он Герой Социалистического Труда, Герой Труда РФ, кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного с мечами, многих советских и российских орденов.

При этом Ефремов особо высоко ценил достижения Челомея. Например, когда угроза ВМФ США после введения в строй атомных авианосцев типа «Энтерпрайз» стала реальной, экономичный и эффектный ответ Челомея появился быстро: в 1962-м был принят на вооружение комплекс с ПКР П-35, в 1964-м – с ракетой П-6. К 1963 году США по числу баллистических ракет превосходили СССР в шесть раз. Усилиями Челомея к 1972 году положение выровняли, ставя на дежурство до 220 пусковых установок в год.

В 1968 году Советскому Союзу был брошен новый вызов – оснащение баллистических ракет разделяющимися головными частями (РГЧ). Челомею было поручено создать комплексы УР-100Н и УР-100К с РГЧ индивидуального наведения, в 1973-м их уже приняли на вооружение.

В числе неоспоримых достижений: создание комплексов ВМФ с крылатой ракетой П-5 числом более двухсот, развёрнутых на четырёх типах подлодок, тогда как, например, королёвская ракета Р-7 имела всего лишь 6 стартов, а южмашевские ракеты даже ещё не были межконтинентальными. Это стало единственным и серьёзным ответом на ядерные угрозы США.

В ответ на массовый выпуск в Америке ракет с ядерным оснащением типа «Томагавк» была создана стратегическая крылатая ракета «Метеорит», не имевшая аналогов в мире, показавшая дальность полёта свыше 4 тыс. км. Проект был задуман при Челомее, а реализован после его смерти. Успешно испытанная в морском и воздушном старте ракета, увы, пришлась не ко времени, Горбачёв отказался принять её на вооружение.

В НПО машиностроения в наше время в развитие традиций, заложенных Челомеем, под руководством Г.А. Ефремова и сменившего его А.Г. Леонова были созданы гиперзвуковые ракеты и управляемые боевые блоки (объекты, имеющие скорость более 6М, или 7000 км/ч), недоступные для систем ПРО противника. Россия становится сильнее.

Николай БОДРИХИН.

1 комментарий

  1. Умница был! Было что-то такое в образовании в то время, что способствовало продвижению талантов. А сейчас всё бесполезно. Бейся не бейся — не заметят. Кумовство полное.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


одиннадцать − одиннадцать =