ТЯНЕТ НАШ НЕУЁМНЫЙ ХАРАКТЕР

Не было на БАМе ничего ценнее людей.

При сооружении БАМа вдоль железной дороги с лета 1974 года начали прокладывать необходимые для строительства притрассовые автомобильные дороги. Их отсыпали в вечной мерзлоте, в глухой тайге, не считаясь с трудностями, чтобы завезти на участки жилые вагончики, технику, стройматериалы – для строителей. За исключением крупных рек (Олекма, Зея, Селемджа, Бурея), где действовало паромное сообщение, бамовцы обеспечили сквозную автостраду на всём протяжении магистрали. Кстати, паромы ведь тоже следовало построить, испытать и сдать в эксплуатацию. Всё это – ещё один подвиг первопроходцев, о котором мы часто забываем.

Ещё в начале 1970-х, когда в Совете министров СССР рассматривались разные проекты строительства БАМа, инженеры акцентировали внимание на том, что необходимо заложить серьёзный бюджет для возведения автомобильных трасс, параллельных строительству основной рельсовой дороги. Этот момент учитывался и при расчёте кадровых нужд. Было ясно: для строительства многокилометровой автострады, по которой будут гонять лихие и видавшие виды бамовские водители, люди тоже понадобятся.

Пятьдесят лет назад, 13 июня 1974 года, воины-железнодорожники уложили первые кубометры грунта в притрассовую автодорогу, начинавшуюся от Тынды в восточном направлении. Это сделали комсомольцы подразделения майора В.Д. Якушкина рядовые Алексей Кравцов, Василий Ковбаса и Георгий Евдокимов. Об этом начинании писали газеты, сообщала программа «Время». Комсомольские бригады шли вдоль будущей трассы, вырубали деревья и кустарники, делали просеки, обустраивали водоотводные канавы, строили мосты и водопропускные трубы – словом, создавали проезжую часть. Невзирая на риск и трудности, пробивались сквозь болота и скалы к тем местам, где намечались на карте будущие опорные пункты строительства. Там следовало построить временное жильё, расчистить площадки для вертолётов, завезти технику и автотранспорт, строительные материалы, наконец, продовольствие. Даже в нечеловеческих условиях строители должны были чувствовать себя людьми. Понимать, что страна от них не только требует результата, но и заботится об условиях труда и даже о досуге бригад, заброшенных на самые глухие участки будущей железной дороги и автотрассы, которая ей сопутствует.

Прорубать, прогрызать автодорогу вдоль будущей стальной магистрали – этот процесс стал, пожалуй, одной из самых трудных задач, с которыми пришлось столкнуться бамовским строителям. Ведь действовать часто приходилось в отрыве от других бригад, вдалеке от любой инфраструктуры и в отсутствие телефонной связи (об этом поначалу и не мечтали!). Просто представьте себе, сколько нужно было перетерпеть, чтобы подобная работа стала привычной. Людям в первую очередь требовалось перебороть самих себя! И это не просто высокие слова. Когда насыпаешь грунт в глухом лесистом краю, когда неизвестен срок прибытия вертолёта с продуктами – всякое случалось. А ждать нередко приходилось неделями, работая, как тогда часто говорили, «в условиях, приближенных к боевым». Но люди выдерживали эти испытания.

К концу основного этапа строительства БАМа притрассовая дорога выполняла свою роль безупречно. Специальные службы следили за надлежащим состоянием мостов и паромов, оперативно работали ремонтники. В середине 1980-х система функционировала слаженно, уже не приходилось терпеть голод и оторванность от товарищей.

В бригады первопроходцев отбирали только сильных и мужественных. Из числа комсомольцев-добровольцев, из воинов-железнодорожников, которые тоже в основном были людьми совсем молодыми. Подтверждалась «газетная» расхожая истина: БАМ – дорога молодых. Конечно, среди бригадиров и более высокого начальства хватало людей отнюдь не комсомольского возраста, но немолодые просто не выдержали бы той физической нагрузки, что падала на плечи дорожных строителей, первыми осваивавших никем не хоженную территорию.

Представьте, в каких условиях им приходилось трудиться, скрупулёзно выполняя план. Конечно, использовали технику, и по тем временам – передовую. Но при морозах ниже -50 °C практически все машины прекращали работу, становились хрупкими и рассыпались на глазах гидравлические шланги, при -55 °C лопались, взрывались колёса. Не выдерживал сурового климата даже металл. Попытки утепления техники тогда, 50 лет назад, предпринимались редко и оказывались не столь эффективными. Для этого ещё не хватало мощных агрегатов и современных технологий, используемых в наше время. Потому не было на магистрали ничего ценнее людей, прибывавших на Дальний Восток со всех уголков «Союза нерушимого». Тогда по радио часто звучала оптимистическая песня на стихи Игоря Шаферана в исполнении Льва Лещенко: «Тянет наш неуёмный характер». Это, может быть, слишком романтическая трактовка бамовского труда, но точнее-то и не скажешь. Автодорогу построили во многом именно «на характере».

Строительство автотрасс на БАМе и сегодня – настоящий трудовой подвиг, однако полвека назад строителям приходилось куда труднее, чем их потомкам. Тем не менее они выстояли, выполнили всё намеченное в срок. Даже с запасом. И пошли по БАМу автомобили и поезда.

В 1990-е, в период безвременья, когда не было принято думать о развитии, увы, на многих участках автострада пришла в негодность. Почти ежедневно нарушались правила эксплуатации, разрушались мосты и переправы, исчезли ремонтные службы. Трассы-автодублёры БАМа так и называли: «бесхозные дороги». Вспомнили о них только в последнее десятилетие. И сегодня на магистраль пришли новейшие технологии. Притрассовые автострады сегодня на БАМе приводят в порядок километр за километром, восстанавливают и модернизируют повсюду, в том числе на самых трудных участках. Расширяют проезжую часть, усиливают искусственные сооружения. А дороги эти в свою очередь дают импульс развития бамовским городам и посёлкам, помогая людям жить и работать комфортнее. В будущем БАМа они ещё сыграют немалую роль, в этом не может быть сомнений.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


восемнадцать + 13 =