СОЛНЦЕ СВОБОДЫ 80 ЛЕТ СПУСТЯ

В ночь с 31 декабря 1943 года на 1 января 1944-го впервые прозвучал гимн СССР.

Слова к нему, как известно, написали Сергей Михалков и Габриэль Эль-Регистан, а музыку Александр Александров. Перипетии создания гимна СССР стали поводом для множества легенд и мифов. О малоизвестных эпизодах этой поистине драматичной истории мы беседуем со сценаристом и режиссёром Денисом Банниковым и генеральным директором киностудии «Военфильм», народным артистом РФ Игорем Угольниковым, которые приступили к работе над фильмом с рабочим названием «Солнце свободы».

– Написанию сценария наверняка предшествовало изучение исторических материалов. Насколько со¬бытия 80-летней давности зафиксированы в исторических источниках?

И. Угольников. Сущест¬ву¬ет подробная хронология создания гимна. Специальная комиссия, которую возглавил маршал Ворошилов, вела работу по отбору вариантов музыки и текста. Всё стенографировалось и содержится в отчётах. Помимо официальных документов есть дневниковые записи адъютанта Ворошилова полковника Китаева, Михалкова, Эль-Регистана, других участников конкурса. Они очень ёмкие, эмоциональные. Соединяя взгляды на событие с разных точек, мы и создавали сценарий.

– А почему вообще возникла идея сменить «Интернационал» на нечто новое?

И. Угольников. Поражения и неудачи начального этапа войны – это не только технические и стратегические аспекты. Концепция «мировой революции», на которой основывалась идеология СССР 20–30-х годов, объективно изжила себя. Чтобы переломить ход войны и разбить агрессора, необходимо было наполнить национальное самосознание новой идеей. Если проще – вернуть империю, разрушенную двумя революциями и гражданской междоусобицей. Устранить социальные антагонизмы в обществе, сплотить его. В Красную армию возвратили офицерские звания, погоны. Был вновь обретён военный, культурный и духовный исторический код России. Зримой декларацией этой перемены и стал новый гимн.

– Насколько верно широко распространённое суждение, что Сталин активно участвовал в «творческом процессе»? Кто ещё из советского руководства был вовлечён в события?

Д. Банников. По воспоминаниям современников, Сталин считал для себя необходимым погружение в любой процесс, будь то создание новых образцов оружия или произведений искусства. На начальных этапах конкурса по созданию гимна за отбор вариантов отвечали Ворошилов и начальник Главного политуправления Щербаков. Когда за основу был принят текст Михалкова и Эль-Регистана, Сталин лично и в коллегиальном составе Политбюро вместе с авторами работал над правками. Исходили из того, что текст гимна должен быть простым по форме, понятным и доярке, и академику, но глубоким по содержанию, ведь он отражал новый этап русской государственности.

– Любой госзаказ предполагает постановку задачи. Она была как-то сформулирована для участников конкурса?

И. Угольников. Безусловно. Изначально были наброски нового гимна, сделанные несколькими поэтами и композиторами в «свободном творческом полёте». Но все они не подошли. Поэтому было составлено чёткое техническое задание. И самый интересный пункт в нём – отсутствие упоминания о партии. Дословно: «Гимн должен быть общенародным, беспартийным». В условиях того времени это очень смелое решение, серьёзное изменение идеологических акцентов.

– Сейчас гимн Александрова – Михалкова – Регистана воспринимается как нечто безусловное. А как его встретила широкая аудитория 80 лет назад?

И. Угольников. В этом заключается одна из конфликтных линий нашего сценария. Как всё новое, приходящее на смену старого, определённой частью общества новый гимн страны был воспринят в штыки. Не нравился текст, написанный не корифеями советской поэзии. Не нравилась музыка, не нравилось сочетание музыки и текста. Но основной конфликт разворачивался как раз за Кремлёвскими стенами. Мы привыкли считать, что в руководстве страны во время войны всё было «едино и беспрекословно». Но это не так. Часть высшей советской партноменклатуры считала идею с новым гимном контрреволюцией и предательством идей Октября. И в какой-то момент было абсолютно непонятно, куда качнётся чаша весов. Об этом тоже расскажет наша картина.

– Какие версии гимна стали наиболее серьёзными конкурентами? Возникнет ли эта тема соперничества в кино, насколько острой вообще была конкуренция?

Д. Банников. Творческая среда во все времена была интересным предметом для исследования. В истории с созданием гимна нашлось место и высокому парению муз, и цеховым интригам. Ведь речь шла о самом настоящем госзаказе, в него были вовлечены мэтры советской музыки и поэзии. Отказаться невозможно, проиграть – значит поставить творческую репутацию под удар. Кроме того, всем допущенным к конкурсу выплачивался авторский гонорар. А победители получали практически эквивалент Сталинской премии. В финальном отборе сошлись музыкальные варианты Шостаковича, Хачатуряна, Туския, Александрова. А вообще было 96 вариантов текста и 208 вариантов музыки. И в картине мы воспроизведём самые значимые из них. Музыка – один из главных героев. Она проходит все фазы персонажа героической драмы: характер, развитие, конфликт, выбор, борьба, победа. Конкурсные варианты гимна, заявленные в сценарии, будут исполнены вживую по оригинальным партитурам. Композитор и музыкальный руководитель картины – Павел Овсянников, на протяжении 20 лет руководивший Президентским оркестром РФ, автор существующей официальной оркестровки гимна нашей страны.

– Вокруг истории создания гимна немало исторических анекдотов. Комическая сторона сюжета вас как сценариста заинтересовала?

Д. Банников. Тут важно отличать исторический анекдот от псевдоисторического. Что такое анекдот? Это парадокс, облечённый в короткую форму. У нас в сценарии действуют более 80 реальных исторических персонажей, и основной нашей задачей было не воспроизвести стенографические отчёты, а сделать участников событий живыми, показать мотивы их поступков. Я не могу сказать, что наш сценарий изобилует комичными сценами. Это героическая эпопея, на экране будут Сталинградская и Курская битвы, форсирование Днепра и освобождение Киева, Тегеранская конференция. Но парадоксальные и даже мистические ситуации в истории создания гимна были. И они будут явлены зрителю.

– Одно дело написать сценарий, совсем другое – найти возможность его воплотить. Каким видится будущий фильм, есть ли представления об актёрском составе?

И. Угольников. Мы уверены, что обрести возможности для воплощения нам помогает само время, сегодняшний день. Наша история – про Гимн Победителей. Мы победили тогда, мы победим и сейчас. Мы хотим снять такую картину, чтобы зритель аплодировал стоя не только во время финальных титров, но и несколько раз во время повествования. Конечно, в этой картине мы задействуем актёров, которые являются нашими единомышленниками не только творчески, но и идейно. По-другому это не снять.

– Как изменилось ваше личное восприятие нашего гимна после глубокого погружения в тему?

Д. Банников. Для меня стало важным ещё раз обретённое чувство сопричастности. Ведь в том далёком 1943 году закладывалась картина мира для всех последующих поколений. Я вырос в ощущении огромной единой страны. Той самой империи, над которой никогда не заходит солнце свободы. И это не зависит от смены политических формаций. Главное всегда остаётся внутри нас.

И. Угольников. За великими свершениями стоит великий труд, великие личности и великие озарения. И это всегда приходит в нужное время, на переломе, когда нужно сделать всё ради будущего. Для меня важен вопрос личного человеческого выбора, из которого складывается выбор всей страны. А гимн – это символ нашего объединения.

+

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


1 + 20 =