«ЕДИНСТВЕННЫЙ МОЙ РОДСТВЕННИК»

Так называл своего дядю-фронтовика Владимир Высоцкий…

Передо мной буклет Ирины Рубановой «Владимир Высоцкий». Выведенная почти каллиграфическим почерком надпись «Дяде моему, Алексею Высоцкому, и тёте Шуре в день Победы, для которой они много сделали, 9 мая 1977 года».

Алексей и Александра Высоцкие… Они встретились в первый год войны. В дивизион, которым командовал выпускник Подольского артиллерийского училища Алексей Высоцкий, была назначена военфельдшером кубанская казачка – Александра Таран. И эта встреча решила их судьбу. Тяжёлое военное время, но про такие браки в народе говорят, что они вершатся на небесах. А потом – роковое лето 42-го. Бой под хутором Ново-Садковским. Рёв танков, жадно стремящихся раздавить всё вокруг своими гусеницами. Под огнём противника Александра добирается до раненого разведчика. Перевязывает. Выносит его с поля боя. И снова, и снова возвращается, чтобы спасти чью-то жизнь. Пули одна за другой прошивают тело, заставляют осесть на землю. В следующую секунду глаза обжигает ослепительное пламя. И провал… Потом во время операции врачи удивлялись: «Где её только черти носили!» Столь многочисленны были ранения, осколки, засевшие в теле. Медленное выздоровление. Она хандрит: «Как же теперь… без руки…» Мудрый старик-хирург искренне, даже чуть зло укоряет её: «Чого плакаты? Божо стильки дав. Яка лялька!»

Все эти месяцы она числилась в списках убитых, в свою очередь считая погибшим мужа. Но на всякий случай она посылает открытку на имя Владимира Семёновича – старшего, где деликатно интересуется: «…пишет ли Вам сын?» Эту весточку обнаруживает брат мужа, Семён, тогда старший лейтенант связи, адъютант начальника Главного управления связи Красной Армии. Узнав о «воскрешении» невестки, немедленно сообщает об этом Алексею. И вот она вновь рядом с мужем. По фронтовым дорогам до Берлина…

В начале 80-х Владимир Новиков, автор книги «Высоцкий» в серии «ЖЗЛ», предложил мне написать воспоминания о двоюродном брате и сказал: «С самого начала было ясно, что за Высоцким стоит мощнейшая фигура. Это его дядя – Алексей Владимирович».

Боевой путь Алексея Высоцкого можно проследить по его многочисленным орденам и медалям. Начало войны. 69-дневная героическая оборона Одессы. Там, на огневых позициях, состоится первая, случайная встреча Алексея с прославленным генералом Иваном Петровым. Ситуация требовала незамедлительной реакции. И 22-летний Высоцкий, командир 9-й артиллерийской батареи Богдановского полка, в одно мгновение успев оправиться от изумления, что немолодой человек в штатском – легенда фронта, блестяще выполняет его приказ. Танки противника уничтожены. Атака остановлена. Свой командный пункт Петров организовывает в штабе Богданова, встречи с артиллеристами становятся ежедневными… А в мае 45-го генерал Петров передаёт с Семёном Высоцким небольшое письмо, адресованное Алексею: «…весьма рекомендую пойти на учёбу…» Это серьёзное подтверждение того, что Алексей Владимирович был незаурядным офицером.

Но это будет после Победы. В октябре 41-го фашистские войска прорвались в Крым. Принято решение оставить Одессу и эвакуировать войска Приморской армии в Крым. Противник, обессиленный многодневными боями, помешать осуществлению этого плана не мог. Началась оборона Севастополя. 260 дней сражается Город Славы. У противника 2-кратное превосходство в людях и 5-кратное в артиллерии. Фашисты остервенело бомбят. Тают ряды защитников Севастополя. Не хватает боепрпасов. Гитлеровцы захватывают плацдарм на берегу Северной бухты и продвигаются к центру города. Развалины домов по нескольку раз переходят из рук в руки. На Сапун-горе погибают товарищи Алексея Высоцкого, артиллеристы-богдановцы первого дивизиона.

Тяжело раненным вывезли на катере в последние дни обороны города Алексея Высоцкого. Как он сражался – наверно, ярче любого описания поведают строки Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Евгения Жидилова, бок о бок с которым отец отстаивал наш форпост. На титульном листе своей книги «Мы отстаивали Севастополь» он написал: «Дорогому Алексею Владимировичу Высоцкому, артиллеристу – герою Севастополя, «Богу войны» – преклоняюсь.

Севастополец Е. Жидилов 13/1-75 Москва».

Эти слова принадлежат человеку необыкновенной отваги, командиру морской пехоты. «Полосатая смерть» – так называли гитлеровцы этих рослых, статных, словно былинные богатыри, ребят. Расстреляв последний патрон, взорвав последнюю связку гранат, они сбрасывали бушлаты и шли в тельняшках на врага лишь с одним оружием – штыком. И один из этих героев пишет «преклоняюсь»…

Десанты в Керчь и Феодосию, оборона Кавказа, освобождение Белоруссии, Польши – вехи боевого пути Алексея Высоцкого. Заканчивает войну он в Берлине, подполковником, начальником штаба 124-й гаубичной артиллерийской бригады большой мощности. Это их гаубица била прямой наводкой с огневой позиции по Рейхстагу….

Ещё с 42-го Алексей Владимирович посылает свои военные репортажи, зарисовки в газету «Красная звезда». В 44-м ему предлагают стать спецкором этого издания. «Как покинуть фронт, когда идёт война?» Такой расклад не для него. И только уйдя в отставку, он всецело отдаёт себя любимому делу. Его военные очерки появляются на страницах «Известий», «Комсомольской правды», «Труда», «Красной звезды», «Пограничника». В 61-м Алексей Владимирович заканчивает факультет журналистики МГУ. При Министерстве речного флота создаётся студия документальных фильмов. В качестве режиссёра он возглавляет её. Снимает серию фильмов «Речники-герои». О тех, кто, пройдя пекло войны, чудом уцелел и в мирное время связал свою жизнь с речным флотом. Некоторые из этих работ – о Михаиле Девятаеве, совершившем побег из концлагеря на фашистском самолёте с советскими военнопленными на борту, о Николае Скоморохове, чей жизненный путь начинался на Волге, – удостоены наград и дипломов.

Помните слова Юлиуса Фучика: «Об одном прошу тех, кто переживёт это время, не забудьте… Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас». Они словно стали девизом жизни Алексея Владимировича. Он ведёт переписку с музеями Вооружённых сил страны, с исполкомами, и в результате в городах, где раньше жили его погибшие фронтовые товарищи, появляются скверы и улицы, носящие их имена; Александра Плоткина, Гули Королёвой, Василия Олейника.

В 67-м в Воениздате выходит первая часть трилогии Алексея Высоцкого «На грани подвига, на грани смерти» – «И пусть наступит утро!». Рассказ об одном из самых трудных периодов Великой Отечественной войны – обороне Одессы и Севастополя, дань бесконечного уважения и любви к своему прославленному командиру – Герою Советского Союза Николаю Васильевичу Богданову.

В 72-м появляется его документальная повесть «Горный цветок». Пять лет занимается Алексей Владимирович поисками, чтобы увековечить ещё один подвиг советского человека в прошедшей войне. Николай Шныриков. Не было известно даже отчество этого пограничника, в марте 45-го прикрывшего выход товарищей из боя у закарпатской деревни Кропавна. Тяжело раненным он попадает в руки бандеровцев, но до конца остаётся верным присяге, несмотря на изуверские пытки, страшную мученическую смерть – его, привязав к двум склонённым берёзам, разорвали…

Поиски родных, сослуживцев героя. В городах Закарпатья, в Москве, Ленинграде, в Смоленской области. Сотни писем, незабываемые встречи, бесценные документы. По крупицам собранные факты. И вот на страницах повести живёт, воюет, мечтает и любит Николай Нилович Шныриков. Заставе, где он служил, присвоено его имя, открыт памятник…

75-й год. Страшное для нашей семьи время. Болезнь папы. И пусть отказали ноги, Алексей Владимирович и на больничной койке продолжает писать. Рождается документальная повесть «Дороги Огненной земли», главный герой – его лучший друг Александр Плоткин, вызвавший в далёком 42-м огонь на себя, защищая родную крымскую землю. Своего долгожданного сына Алексей Владимирович назвал в честь погибшего героя…

И вторая книга, написанная в больнице, – «Весна в Берлине». Это рассказ об артиллеристах его родной 124-й бригады, боевой путь которой от Новороссийска до Берлина отмечен пятью орденами и почётным наименованием «Пражская», о подвиге Василия Олейника. Орудие, носящее его имя, передано в Артиллерийский исторический музей Ленинграда на вечное хранение.

Алексей Владимирович не успел издать эти книги. Но спустя сорок лет руководитель проекта «Аллея Российской Славы» Михаил Леонидович Сердюков издаёт документальные повести Высоцкого.

Алексей Владимирович ушёл из жизни осенью 77-го. Похороны организовывал его друг Николай Михайлович Скоморохов.

Закончу словами Владимира Высоцкого: «…у меня в прошлом году умер мой дядька… Это единственный мой родственник… И впереди, перед тем, как вынести его тело, шли семнадцать лётчиков и на семнадцати красных сафьяновых подушках несли семнадцать его орденов. А медали даже некуда было класть. Вот такой вот был парень… Человек…»

Наталья ВЫСОЦКАЯ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


четыре × четыре =