06 ДЕКАБРЯ

6 декабря 1741 года в результате бескровного дворцового переворота на престоле Российской империи оказалась дочь Петра I Елизавета Петровна.

Бескровные перевороты – явления для мировой истории уникальные, однако, восхождение на престол Елизаветы Петровны было вполне мирным… Переворот 1741 года, в результате которого у власти наконец-то оказалась родная дочь Петра I Елизавета, стал результатом усилий вечно недовольных властью гвардейцев и иностранного влияния. Первые ожидали от молодой императрицы новых льгот, вторые – изменений в российской политике. Но, кое-кто в своих расчетах серьёзно ошибся…

В 1740 году, после смерти Анны Иоанновны, российским самодержцем стал Иоанн VI Антонович, двухмесячный младенец, оба родителя которого (принц Антон Ульрих Брауншвейгский и Анна Леопольдовна) всю жизнь провели вне России и при российском дворе считались чужаками. Так младенец-иностранец оказался на русском престоле. При этом, цесаревна Елизавета, дочь Петра I и Екатерины, чьи права на корону были куда очевиднее очень спорных прав внучатого племянника Анны Иоанновны, была жива-здорова.

Разумеется, дело шло к очередному дворцовому перевороту и снова недовольна была гвардия, видевшая в Елизавете «свою», русскую царицу в противовес стоявшим у власти в последние годы «немцам» – Миниху, Остерману, Бирону, Антону Ульриху и, собственно, Анне Леопольдовне.

В ночь на 25 декабря 1741 года Елизавета собрала в казармах гвардейцев своих сторонников и повела их на штурм. Имя дочери Петра I возымело действие: за ней пошло 308 человек и этого оказалось достаточно, чтобы захватить Зимний дворец, а затем и власть в стране.

Историки утверждают, что Жак Иоахим Тротти Шетарди, французский посланник в России, а позднее один из приближенных к новой императрице, длительное время подбивал царевну Елизавету к бунту и пытался повлиять на нее через ее любимца, лейб-медика Иоганна Лестока. Возвести Елизавету Петровну на престол Шетарди казалось делом выгодным, ибо Елизавета явно симпатизировала всему французскому.

Если верить всё тем же историкам, то в итоге именно Лестоку досталась роль организатора дворцового переворота. Что до Шетарди, то он в заговоре не участвовал, однако помня о былых заслугах, новая императрица Елизавета приблизила его к себе. Можно сказать, что в организации переворота 1741 года случайно сошлись интересы патриотически настроенных гвардейцев и зарубежной дипломатии…

Впрочем, хитроумные французы ошиблись практически во всех своих расчетах относительно Елизаветы. Та не только не стала упразднять петровские реформы, но во многом продолжила дело отца. В очередной раз тайные организаторы переворота в Санкт-Петербурге не получили в благодарность ничего, а вот гвардейцы, на штыках которых дочь Петра пришла к власти, получили прибавку к жалованию, хотя все равно остались недовольными.

Кстати, как это не раз случалось в истории дворцовых переворотов, утратившие власть следовали за теми, кого сами еще относительно недавно оттеснили от трона. Так, сыгравший далеко не последнюю роль в смещении А. Д. Меньшикова Остерман отправился в ссылку в Березов, где ранее закончил свои дни самый известный сподвижник Петра I. Миних же угодил в Пелымский острог, который строился по его же плану для Бирона. Заметим, что Елизавета Петровна весьма мягко обошлась со своими политическими противниками – никто из них не был казнен или тайно убит.

Совершившая дворцовый переворот рота Преображенского полка была переименована в лейб-компанию, капитаном которой стала сама императрица. Все рядовые получили дворянство и имения, а офицеры – новые чины и дорогие подарки.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


двенадцать − один =