ХИТРЫЙ ПЛАН ИЛИ МАНИЛОВЩИНА?

Почему XXII съезд КПСС называют историческим…

Съезд проходил в Москве с 17 по 31 октября 1961 года. СССР на подъёме, в апреле мир узнал о первом полёте человека в космос, и это был наш советский космонавт Юрий Гагарин. Впечатляли и другие достижения СССР.

На этом фоне очередной форум компартии мог стать формальностью, однако вошёл в историю как знаковое историческое событие, которое и спустя 60 лет вызывает споры. На съезде была принята программа партии с её знаменитым «в 1980 году советский народ будет жить при коммунизме», партийный устав с «Моральным кодексом строителя коммунизма».

Именно 60 лет назад делегаты решили вынести из мавзолея тело Сталина.

Как расценивать произошедшее на XXII съезде?

Каковы последствия принятых решений?

Съезд последней надежды

Николай Сванидзеисторик, журналист:

– Сегодня многие называют XXII съезд КПСС «съездом либерализации». Но либерализация началась сразу после смерти Сталина, и затеял этот «новый курс» зампредсовмина СССР и глава МВД Лаврентий Берия. Трудно сказать, почему на такое пошёл самый кровавый палач сталинского режима, – возможно, всё дело в том, что государство к тому времени столкнулось с немалыми проблемами, которые было бы невозможно решить хотя бы без частичной модернизации командно-административной системы. Факт остаётся фактом: после смерти «хозяина» Берия стал реформатором. Тут и отказ от массового террора, и освобождение из лагерей более миллиона человек, и упразднение пыток и паспортных ограничений. Инициировал Берия и экономические реформы, и меры по децентрализации власти, а во внешней политике он предлагал взять курс на окончание холодной войны, выступая за объединение ГДР и ФРГ на условиях НАТО, передачу Кёнигсберга Германии, южных Курильских островов – Японии, а Карелии – Финляндии.

После казни Берии курс на либерализацию продолжил Хрущёв. Но и на ХХ, и на XXI съезде речь шла только о культе личности и преступлениях Сталина в отношении соратников, а о других жертвах террора не упоминали. Тем более никто не говорил, что это были преступления системы. К 1961 году Хрущёв решил, что пришло время окончательно порвать со сталинизмом, – это и должен был продемонстрировать XXII съезд. Кстати, в числе гостей съезда был русский националист и монархист, один из главных идеологов Белого движения Василий Витальевич Шульгин. Чем не сигнал миру – мол, смотрите, мы уже не дикие и врагов не едим!

Символично и то, что проходил этот съезд в новом Кремлёвском дворце съездов, построенном на месте пережившего московский пожар 1812 года старого здания Оружейной палаты. Хрущёв словно намекал: «Всё теперь будет по-новому». Сразу после съезда были переименованы города и объекты, названные в честь Сталина, снесены памятники «великому вождю» по всей стране, кроме памятника в Гори, на родине Сталина. Так убирали «личностную» память, а заодно и отмечали конец старого режима.

С выносом тела Сталина из мавзолея без мистики не обошлось. 30 октября первый секретарь Ленинградского обкома Спиридонов предложил «удалить тело Сталина из мавзолея». Потом старая большевичка Лазуркина поведала, что к ней во сне явился Ленин и сказал, что ему «неприятно лежать со Сталиным». Старушке поверили, и в ночь на 1 ноября тело Сталина, тайно вынесенное из мавзолея, захоронили рядом с Кремлёвской стеной.

Никита Хрущёв отважился заменить государство диктатуры пролетариата общенародным государством, подправив, таким образом, Ленина, утверждавшего, что диктатура пролетариата доживёт до наступления коммунизма. Это была уже смена официальной идеологии режима, народу дали понять: коммунисты отныне – вегетарианцы. Но, забив гвоздь в гроб Сталина, Хрущёв не тронул систему. И в этом тоже «чёрно-белая» сущность Хрущёва, умудрявшегося быть одновременно и либералом, и упёртым самодуром.

Вспоминается стихотворение Евгения Евтушенко «Наследники Сталина», написанное после выноса тела «вождя народов» из мавзолея, но опубликованное только 21 октября 1962 года в «Правде» с личного дозволения Хрущёва:

Куда ещё тянется провод
                                    из гроба того?
Нет, Сталин не сдался.
Считает он смерть
                        поправимостью.
Мы вынесли из мавзолея его.
Но как из наследников Сталина
                                   Сталина вынести?

Во второй раз это стихотворение дозволили напечатать только через 26 лет, уже в годы перестройки. Видимо, много оказалось у Сталина наследников…

И всё же при всех «нюансах» XXII съезд был и отражением новых надежд. Мы первыми запустили спутник и первого человека в космос, в «Новом мире» печатают Солженицына, «физики» спорят с «лириками».

Начало 60-х для многих стало самым благополучным временем, – ушёл страх репрессий, народ чуть отъелся после полуголодных десятилетий, а переселение из бараков и коммуналок в хрущёвки произвело настоящую революцию в быту. В обществе царила эйфория, граждане молодой, устремлённой вперёд страны ещё искренне, без всякого цинизма верили в светлое будущее. И если бы меня попросили коротко охарактеризовать XXII съезд КПСС, я бы назвал его съездом романтической надежды.

Последней надежды.

Шаг к вырождению

Сергей Соловьёвглавный специалист РГАСПИ, ведущий научный сотрудник факультета политологии МГУ им. Ломоносова:

– «Вчера начался XXII съезд партии. Его называют съездом строителей коммунизма. Как здорово, что я здесь. Мне кажется, что я бы ради победы коммунизма горы могла свернуть, а меня на этот птичник, который только убыток приносит». Это запись в дневнике молодого биолога Эльвиры Филипович, которая по зову сердца отправилась осваивать целину. А потом, после распада СССР, подрабатывала челноком…

1961 год можно назвать апогеем советской истории. Страна выбиралась из послевоенной нищеты, оправилась от чудовищных жертв и напряжения Великой Отечественной. Гагарин полетел в космос, горожан в стране стало больше, чем деревенских, международное влияние росло, сталинские мобилизации и репрессии ушли в прошлое. Гуманистический социальный идеал коммунизма, казалось, очищался от пролитой крови и ещё не превратился в повод для анекдотов. Новые Программа и Устав КПСС обсуждались перед XXII съездом с искренним энтузиазмом и интересом, хотя отчасти и со скепсисом.

Обещания Хрущёва на съезде, в том числе знаменитое «Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» – именно из-за своей заведомой невыполнимости вскоре вызвали иронию и затем были тихо заменены брежневским «развитым социализмом». Но успехи в космосе, запуск атомных и гидроэлектростанций, рост городов – провозглашённые в 1961 году на съезде лозунги созидания для многих не звучали смешно или абсурдно.

Противоречия были частью эпохи: светлые надежды и вера в коммунизм – и плохое понимание, что, собственно, это такое. Существовало понимание социализма как «материальной базы» для коммунизма и, прежде всего, «изобилия материальных и духовных благ». Именно такое понимание идеала впоследствии оказалось легко заменимо желанием любой ценой достать джинсы, жвачку или магнитофон. А поскольку там, за границей, эти «блага», как виделось в Союзе, были в изобилии, то отказ от социализма и культ Запада прорывались и в саму жизнь, и в общественное сознание.

На XXII съезде помимо новой (и последней!) программы КПСС проявилось ещё три мотива. Во-первых, осуждение Албании и Югославии (критиков КПСС из соцлагеря). Во-вторых, критика культа личности Сталина и тесно связанное с ней осуждение «антипартийной группы» Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова, Первухина, Сабурова и «примкнувшего к ним» Шепилова. Перешедший на сторону Хрущёва-победителя и сидевший в президиуме Ворошилов был не раз унижен на съезде, в итоге даже зачитали (!) его письмо с признанием ошибок – кающийся грешник был важен для сценария. Цитировались сталинские резолюции на письмах расстрелянных, в укор вождю приводились трагические судьбы репрессированных большевиков, а в итоге Сталин был вынесен из мавзолея. Но ночью, скрытно – страну поставили перед фактом.

syezd450.jpg

XXII съезд стал первым партийным форумом,
который прошёл в новом Кремлёвском Дворце съездов
ДАВИД ШОЛОМОВИЧ / РИА НОВОСТИ

Возвращение к «ленинским нормам» провозгласили, но живость и дискуссионный характер съездов времён Гражданской войны и 20-х годов в 1961-м возрождать даже не пытались. Культура и практика споров была утеряна вместе со «старыми большевиками» – её заменила формальная бюрократическая ритуальность.

И, в-третьих, новый Устав партии. Его 25-й параграф предполагал обязательную ротацию в руководящих органах, и это публично обсуждали перед съездом, но слишком радикальных критиков номенклатуры из числа партийцев били по рукам – как, кстати, и тех, кто выступал против ротации. Бюрократия (и партийная, и управленческая) внешне смирилась, но затаила неприязнь – неудивительно, что это стало одной из главных причин переворота 1964 года, когда Хрущёва убрали с должности его же выдвиженцы. Номенклатура хотела уверенности в завтрашнем дне, после Сталина её перестали расстреливать, а после Хрущёва – и сменять.

Поэт, главный редактор «Нового мира» Александр Твардовский, выступивший на съезде с самой «оттепельной» речью, записал в дневнике: «Мне вдруг показалось всё, что мы писали до сих пор в стихах и прозе, в драматургическом, песенном и иных жанрах, чем-то таким отзвучавшим, вчерашним, недостаточным и убогим в озарении нынешнего дня». Он, много знавший и уже не склонный к иллюзиям, тоже был очарован новой Программой, которая, казалось, открывала будущее. Но практика совсем скоро (опять!) неотвратимо разошлась с провозглашённым идеалом.

XXII съезд был последней попыткой оживления коммунистической идеи «сверху». И одновременно – свидетельством её бюрократического вырождения в СССР. Вырождения, ставшего одной из причин краха 1991 года.


В ТЕМУ

В соответствии с принятой на съезде Программой строительства коммунизма советскому человеку обещали в 1980 году «изобилие материальных и культурных благ» и «самый высокий жизненный уровень по сравнению с любой страной капитализма». Что это предполагало?

Во-первых, увеличение объёма продукции сельского хозяйства в три с половиной раза, а значит – доступ каждого к качественной еде и сытость, рост промышленного производства («превзойти США в 6 раз») за счёт автоматизации, механизации, химизации, электрификации, достижений микробиологии и других наук, пятикратное увеличение объёма национального дохода СССР и рост реальных доходов населения в 3,5 раза, отмена подоходного налога. Людям сулили бесплатный проезд на общественном транспорте (кроме такси), бесплатные квартиры и дома: каждому гражданину – по меньшей мере по 20 кв. м жилья, каждой семье (даже молодожёнам!) – по отдельной благоустроенной квартире. Плюс ко всему – бесплатные коммунальные услуги, бесплатное питание в общественных столовых, бесплатные бани, бесплатные и общедоступные медицина и образование, рост продолжительности жизни. Намечалось, что исчезнут различия между жизнью в городе и деревне. Партия посчитала также, что уже не будет деления общества на рабочих и интеллигентов – все станут образованны, интеллектуально и душевно богаты. И при этом почти никакой домашней работы для женщин! Многие восприняли программу строительства коммунизма с воодушевлением. Но уже через год число оптимистов убавилось. 1 июня 1962 года правительство резко подняло цены – на 25-50% подорожали мясо, масло, молоко. Результатом стало нарастающее недовольство и печальные события в Новочеркасске, которые тогда тщательно замалчивались. В 1967-м (год 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции!), когда КПСС руководил уже Леонид Брежнев, в партийные инстанции шли потоки писем с вопросами и гневными напоминаниями о былых обещаниях. К началу 1980-х годов строительство коммунизма фактически ушло из партийной повестки дня, напоминая о себе лишь в лозунгах и транспарантах, а будущее «развитого социализма» становилось всё более туманным.


КСТАТИ…

Разрыв с Китаем

Олег Туляков, публицист:

– Думаю, что на XXII съезде Хрущёв руководствовался прагматичными соображениями: решил упрочить свой авторитет. А давно подмечено: чем хуже обстоят дела дома, тем быстрее прибегают к внешнеполитическим эффектам. После XX съезда 1956 года провели внеочередной XXI – для чего? Принятая на нём семилетка являлась расширенной редакцией прежнего пятилетнего плана и сопровождалась политической трескотнёй. И уже через 2 года созвали XXII съезд. Ему предшествовала череда международных совещаний представителей коммунистических и рабочих партий в 1957-м и в 1960 годах. Всё больше в деятельности Хрущёва замечалась маниловщина. Среди прочих идей – перенести резиденцию ООН из Нью-Йорка в Москву…

Важнейшее событие XXII съезда – открыто, перед всем миром был представлен реальный разрыв СССР с Китаем. Глава китайской делегации Чжоу Эньлай выступал сразу после разгромного доклада Никиты, а через три дня китайская делегация покинула съезд. И до того, и после в Пекине призывали ограничить критику Сталина внутригосударственными рамками, но Хрущёв не умел держать язык за зубами и, кроме того, начал демонстрировать монаршью капризность и раздражительность. На одном из последующих коммунистических форумов он будто в состоянии грогги выпалил: «Если китайцам так нравится Сталин, пусть выкопают его и перевезут в Пекин!» Китайская делегация покинула и это совещание. Разрыв с Китаем стал, наверное, самым безрассудным проступком Хрущёва, граничащим с преступлением. 30-летняя вражда и натянутость отношений с КНР и КПК оказали громадное влияние на расстановку сил в мире.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


2 × один =