УГРОЗА КОРРОЗИИ

О наследстве перестройки.

За последние недели в Башкирии случились знаковые события, актуализировавшие тему исторической памяти, заставившие местную общественность включиться в дискуссию историко-политического свойства.

Сначала ФСБ задержала пятерых жителей Уфы, членов ультраправой группировки, которые готовили теракт. При обыске, как сообщает спецслужба, найдены материалы нацистского содержания, портреты лидеров гитлеровской Германии и Степана Бандеры.

Ещё одно событие – часть башкирской общественности возмутилась планами властей в отношении памятника Салавату Юлаеву (на фото). В соцсетях активно распространялась версия, что под предлогом реставрации скульптуру хотят демонтировать навсегда, и этот шум «в интернетах» выглядел продуманной пропагандистской кампанией.

Далее – скандал вокруг спектакля стерлитамакского театра «Сказ о Кисякбике». Современная пьеса претендует на точность исторической трактовки и обращена к временам Башкирского восстания (1735–1740 гг.). В основе сюжета – судьба насильственно крещённой башкирки, которую вывезли в Екатеринбург, но она несколько раз сбегала на родину, возвращалась к исламу, и власть подвергла её казни за вероотступничество – публичному сожжению. Единого мнения о степени достоверности описываемых событий нет, но конфликт вокруг спектакля возник даже не на почве фальсификации истории. По мнению части башкирского общества, пьеса создаёт почву для межнациональной розни. Так, например, историк Рамиль Рахимов выступил перед коллективом театра и постарался объяснить, в чём опасность такого рода постановок: «Сначала история стреляет, а потом автоматы люди в руки берут». Оппонирующая сторона высказалась против идеи запрета спектакля, считая это актом цензуры.

Башкирия – сложный регион, в котором переплетены культуры, интересы разных народов, и спровоцировать противоречия между русскими и башкирами, башкирами и татарами, татарами и русскими – задача не из разряда невыполнимых. Во всяком случае, опыт перестройки свидетельствует: системная работа враждебных спецслужб в совокупности с кризисом государственности позволяет спровоцировать межнациональные конфликты. В конце 80-х не сработал даже «предохранитель» в виде идеологии интернационализма. Сегодня интернационализм выброшен на свалку истории, как и формула советских времён «Российская империя – тюрьма народов», в контексте которой спектакль о свободолюбивой башкирке не выглядел бы как провокация. Пикантность ситуации ещё и в том, что «Сказ о Кисякбике» поставлен в рамках проекта «Единой России» «Культура малой родины». Это обстоятельство уже попытались использовать в СМИ политические оппоненты ЕР, что представляется несправедливым, поскольку сам проект весьма полезен, направлен на поддержку небольших провинциальных театров и домов культуры.

Вообще современная российская власть, в том числе и власть в Башкирии, находится в сложном положении. Многие нынешние конфликты идеологического характера достались по наследству от предшественников. И речь не о «мине замедленного действия», претензию по закладке которой то и дело адресуют большевикам. Немало взрывоопасного заложено в идеологической сфере за последние тридцать лет.

Один из примеров – внедрение в башкирскую культурно-историческую среду крайне противоречивой фигуры Заки Валиди (1890–1970). Персона, безусловно, незаурядная, с причудливой биографией: Гражданская война на стороне Колчака, важная роль в создании Советской Башкирии, активное участие в басмаческом движении, жизнь в германской и турецкой эмиграции. Валиди – блестящий учёный-востоковед, но, кроме этого, исследователи небезосновательно обвиняют его в сотрудничестве с абвером в 40-е годы, говорят о деятельном участии Валиди в формировании мусульманских подразделений под нацистским флагом. Впрочем, существует версия и об использовании Валиди советской разведкой, что никак не снимает вопроса: зачем было присваивать имя Валиди главной республиканской библиотеке, главной улице Уфы, ставить ему памятники, снимать панегирические документальные фильмы, делать из него национального героя? Ведь Валиди – идеолог пантюркизма, апологет национализма, вокруг этой фигуры легко выстроить современную идеологическую конструкцию сепаратистского толка.

Судя по всему, нынешняя башкирская власть понимает сложность ситуации, в которой оказалась республика с её сомнительными идеологическими символами родом из 90-х. Во всяком случае, скандал со спектаклем «Сказ о Кисякбике» стараются деликатно сгладить. Как и бурю в стакане воды с реставрацией памятника Салавату Юлаеву, которому, разумеется, ничего, кроме коррозии, не угрожает.

Да и вообще Башкирия выглядит богатой, красивой республикой, с мощными культурными институтами. В рамках проекта «Настоящее прошлое» «Литературная газета» провела круглые столы, встречи со школьниками. В прекрасной библиотеке районного центра Дюртюли, в замечательной республиканской, что носит имя Валиди, в народном музее Сталина. В дискуссиях участвовали представители власти, учёные, историки, учителя, писатели – башкиры, русские, татары. Доброжелательно и неформально обсуждали проблемы, связанные с фальсификацией истории, тему взаимодействия русских с тюркскими народами. Кажется, каждый выступающий понимал: важно не то, что ты хочешь сказать, а то, как тебя поймут. Кажется, каждая фраза взвешивалась на аптечных весах. Чтоб не нарушить зыбкого равновесия.

Олег ПУХНАВЦЕЦВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


один × 5 =