СЕРГЕЙ ШАХРАЙ: «К СОЖАЛЕНИЮ, КО МНЕ НЕ ПРИСЛУШАЛИСЬ»

MOSCOW, RUSSIA - DECEMBER 8, 2016: Sergei Shakhrai, head of the Russian Olympic Committee's Legal Committee, co-chairman of the Russian Historical Society, vice rector of Lomonosov Moscow State University, looks on during an interview with the TASS Russian News Agency marking the 25th anniversary of the Belavezha Accords. Shakhrai was the chairman of the Supreme Council of the Russian SFSR Committee on Legislation in 1990-1991 and a member of the Supreme Council of the Russian SFSR in 1990-1992. Anton Novoderezhkin/TASS Россия. Москва. 8 декабря 2016. Глава юридического комитета ОКР, председатель правления Российского исторического общества, проректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Сергей Шахрай во время интервью агентству ТАСС по случаю 25-й годовщины подписания Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (Беловежского соглашения). С.Шахрай был председателем Комитета Верховного Совета РСФСР по законодательству в 1990-1991 гг. и членом Верховного Совета РСФСР в 1990-1992 гг. Антон Новодережкин/ТАСС

Один из участников знаковых событий 1991 года изложил свою версию причин распада Советского Союза.

30 лет назад, 8 декабря 1991 года, в Вискулях (Беловежская Пуща) Леонид Кравчук, Станислав Шушкевич и Борис Ельцин подписали соглашение о создании Союза Независимых Государств. По сути, этот документ фиксировал прекращение существования страны, хотя красное знамя СССР ещё оставалось на флагштоке Кремля до 25 декабря. Собеседник «ЛГ» участвовал в подготовке соглашения, был свидетелем политических перипетий времён перестройки, и его интерпретация событий наверняка расширит наши представления об истории тридцатилетней давности.

– Владимир Путин назвал распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Согласны ли вы с этой формулой?

– Конечно, согласен. Но кроме геополитического измерения исчезновение СССР с карты мира – это ещё и личная трагедия для миллионов советских граждан.

Согласен я и с концепцией, которую президент России изложил в статье «Об историческом единстве русского и украинского народов». Я имею в виду положение о «мине замедленного действия»,  которая воспроизводилась во всех (!) конституциях СССР – право свободного выхода союзных республик из состава СССР. И ещё я полностью согласен, что одной из причин гибели единого государства стал распад КПСС.

– За последние тридцать лет о событиях 1991 года сказано и написано немало. И нередко в негативных оценках историков, политиков, общественных деятелей фигурирует и ваше имя. Как вы относитесь к подобного рода обвинениям?

– За прошедшие годы вышло очень много непрофессиональных и даже провокационных публикаций. Кто-то, высказываясь о причинах распада СССР, основывался на эмоциях, кто-то решал свои узкие политические задачи, кто-то просто пытался скрыть собственные просчёты. В результате у нас укоренились разнообразные теории заговоров, хотя все документы того периода доступны и открыты. Если использовать их без пробелов и умолчаний, честно восстановив хронологию событий, станет ясно, что с конца августа 1991 года судьба СССР была предрешена.

Распад родной страны – это и моя личная трагедия: я родился в Крыму… Разумеется, слышать обвинения в свой адрес обидно, но я их не принимаю, считаю несправедливыми. Это всё равно как врачам, пытавшимся спасти безнадёжного больного, но вынужденным констатировать его смерть, предъявляют потом обвинения в убийстве.

К сожалению, очень многие концепции о природе событий 1991 года намеренно или по незнанию не учитывают исторического контекста. И я считаю, очень важно объяснить широкой аудитории суть происходившего 30 лет назад, напомнить о ФАКТАХ.

– Какие наиболее важные факты упускаются, по-вашему?

– Я бы отметил несколько ключевых моментов. Для начала стоит «отмотать плёнку» немного назад. Многие называют Декларацию о суверенитете, принятую РСФСР 12 июня 1990 года, началом «парада суверенитетов». Если танцевать от этой печки – Россия во всём виновата, она «первая начала». Но, похоже, никто этот документ дальше названия не читал.

Между тем наша Декларация в корне отличалась от подобных документов других союзных республик, она решала важнейшую задачу – защитить  единство России от развала по «плану автономизации»!

Поразительно, но сейчас даже историки не помнят, что это было такое! Коротко расскажу. Союзный центр в рамках борьбы с новым российским руководством (а если ещё проще, борьбы Михаила Горбачёва с Борисом Ельциным) родил «план автономизации». Чтобы ослабить Ельцина, который в отличие от Горбачёва был избран не на съезде, а прямым волеизъявлением народа, ЦК КПСС сделал ставку на амбиции руководства автономий, которые боролись за повышение своего статуса.

Фактически советским автономиям было предложено стать «вровень» с союзными республиками и всем вместе переучредить СССР. В результате вместо федерации из 15 союзных республик с правом свободного выхода из Союза должно было возникнуть новое объединение из 35 республик (15 союзных + 20 автономных), но без права выхода. Выглядит хорошо, но в случае реализации этого плана Россия теряла 51% территории со всеми стратегическими ресурсами и почти 20 млн населения.

Уже в апреле 1990 года Верховный Совет СССР принял два закона, которыми запустил механизм «автономизации». Закон СССР от 10 апреля 1990 года «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» не просто расширял права республик и автономий в экономической сфере, но и уравнивал их в экономических правах. А 26 апреля 1990 года был принят Закон СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации», по которому автономии уже фактически выравнивались в статусе с союзными республиками. Закон называл союзные республики «суверенными государствами, добровольно объединившимися в СССР», а автономные республики – «государствами, являющимися субъектами федерации – Союза ССР». Обратите внимание – автономии стали «государствами»!

Именно опасность «отпадения автономий» и фактического распада РСФСР заставила российский Съезд народных депутатов принять 12 июня 1990 года Декларацию о суверенитете. Отмечу – подавляющим большинством голосов (907 – «за», 13 – «против» и 9 – воздержавшихся). И ещё деталь – в составе депутатского корпуса 86 процентов составляли члены КПСС!

В этом документе – ни слова о выходе РСФСР из состава СССР. Наоборот, РСФСР заявляла, что остаётся составной частью обновлённого Союза. И эту позицию Россия выдержала до конца – накануне образования СНГ в составе СССР юридически оставались только Россия и Казахстан.

– В марте 1991 года в СССР состоялся референдум, на котором большинство проголосовало за сохранение Союза. Это ли – не основа для будущих политических решений всевозможных властей, ведущих политическую междоусобицу?

– О мартовском референдуме часто вспоминают как о факторе спасения СССР, не вдаваясь при этом в детали. И упускают важное. На референдуме 17  марта голосовали далеко не все граждане СССР. Референдум вообще не проводился в шести союзных республиках: не только в Латвии, Литве и Эстонии, но и в Армении, Молдавии (за исключением двух самопровозглашённых республик – Гагаузия и Приднестровская Молдавская ССР), Грузии (за исключением Абхазской АССР и самопровозглашённой Республики Южная Осетия). На остальных территориях, где голосование состоялось, в референдуме приняли участие 80,0% избирателей, из которых 76,4% высказались за сохранение СССР. Но и с этими цифрами союзный центр не мог воспользоваться результатами референдума: он уже не успевал за реальными политическими процессами. Референдум не решил никаких проблем и даже углубил многие. Именно после референдума союзные республики заговорили уже не о суверенитете, а о независимости, скорость дезинтеграции нарастала.

– Какую роль в распаде СССР сыграл ГКЧП?

– Фатальную. ГКЧП создавался в аппарате ЦК, этой работой руководил секретарь ЦК КПСС, член Политбюро Олег Шенин. Как бы ни объясняли члены ГКЧП свои действия и намерения, но они не остановили распад СССР, а ускорили его, по сути, сделали необратимым. Одна из ключевых причин распада СССР на их совести, а именно – разрушение КПСС, которое последовало после провала путча.

Важно чётко обозначить момент невозврата, после которого сохранить Союз было уже невозможно. Официальные документы и архивные материалы свидетельствуют – это конец августа 1991 года: попытка госпереворота и выход из КПСС её Генерального секретаря с призывом ко всем честным коммунистам покинуть КПСС. Далее – было принято решение Верховного Совета СССР о приостановлении деятельности КПСС и провозглашение 24 августа 1991 года независимости Украины.

После этого всё «посыпалось» – процесс распада приобрёл лавинообразный характер.

Компартия была несущей конструкцией и реальным механизмом государственной власти в СССР, и распад КПСС неизбежно привёл к обрушению государства. К осени 1991 года все структуры КПСС прекратили существование (кстати, Указ Ельцина о прекращении деятельности КПСС на территории РСФСР от 6 ноября 1991 года был последним в веренице таких решений).

Критическим моментом, ещё до ГКЧП, стало важное событие, о котором сегодня вспоминать не принято. Речь о создании Коммунистической партии РСФСР. В отличие от других союзных республик у РСФСР вплоть до июня 1990 года не было собственной партийной организации. Владимир Ленин, а также Иосиф Сталин допускали федеративную «оболочку» для Союза ССР, но последовательно стояли за унитарную, жёстко централизованную структуру партии. В РСФСР отдельная партийная организация не должна была создаваться – она сливалась с общесоюзной структурой. Создание КП РСФСР в критический для КПСС момент стало противопоставлением союзному руководству, одной из ключевых причин развала КПСС и тем самым – распада Союза ССР. Инициативу создания отдельной партии для РСФСР энергично воплощали Геннадий Зюганов и Иван Полозков.

Кроме того, КПСС сотрясали внутрипартийные конфликты по стратегии и тактике управления государством в ситуации кризиса. В партаппарате имелись силы, которые готовили отставку Горбачёва со всех
постов (сентябрь 1991 года). В ответ он искал поддержки у лидеров союзных республик, обещая радикально расширить их полномочия и уже в августе 1991 года подписать новый Союзный договор. В обмен на лояльность предлагал радикально изменить принципы союзного руководства, прежде всего в силовом и экономическом блоках.

Работа над проектом Союзного договора была завершена 23 июля 1991 года, и президент Ельцин его парафировал. Окончательный текст вышел в газете «Правда» 15 августа, а на 20 августа 1991 года назначили подписание.

В ответ – путч. А после его провала, как уже отмечалось, 24 августа, Горбачёв заявил о сложении полномочий Генерального секретаря ЦК КПСС. Выход из партии её лидера и призыв ко всем честным коммунистам сделать то же самое можно понять «по-человечески», но этот шаг ускорил распад государственной власти.

По сути, своими действиями ГКЧП предопределил распад партии, сделал процесс её реформирования практически невозможным, а это, в свою очередь, исключило вероятность любых попыток поэтапного реформирования союзного государства.

В связи с августовскими событиями началось прекращение деятельности республиканских комитетов КПСС, лавинообразно разваливалось единое государство. Для местных партийных лидеров бегство из КПСС и из состава Союза стало способом сохранения власти. И ещё раз отмечу, что в отличие от многих других республик Россия до самого последнего момента юридически и фактически оставалась в составе СССР.

RIAN_archive_848095_Signing_the_Agreement_to_eliminate_the_USSR_and_establish_the_Commonwealth_of_Independent_States.jpg

Подписание Беловежских соглашений. 8 декабря 1991 года.

За столом сидят: слева — Витольд Фокин и Леонид Кравчук (Украина),

в центре — Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (Республика Беларусь),

справа — Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис (Российская Федерация)

– То есть, по-вашему, СССР сохранить было нельзя?

– Если опираться на факты – нет. Слишком много негативных процессов сошлось. Во-первых, глубокий экономический кризис, в основе которого огромные траты на вооружение (десятилетиями 88 копеек из каждого рубля уходило на производство и закупку военной техники; страна не выдержала гонки вооружений!), сговор США с арабскими странами опустил цену нефти до 8–9 долларов за баррель… Перестройка экономическую ситуацию не улучшила, а Запад (и Германия в том числе) отказал Горбачёву в кредитах.

Во-вторых, сработала «мина замедленного действия» – право союзных республик на выход из СССР.

В-третьих, эгоизм республик, каждая из которых утвердилась во мнении, что кормит остальных. «Хватит кормить Москву» – так говорили и в Тбилиси, и в Киеве. А на Урале, например, требовали «прекратить кормить» республики Средней Азии. Власти Литвы, Латвии и Эстонии предлагали союзному центру экономические соглашения, про которые тогдашний Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР Рафик Нишанов метко сказал, что они хотят, чтобы их корова паслась на нашей – союзной – стороне, а молоко доилось на их. Лидеры общественного мнения – Валентин Распутин, Александр Солженицын и другие – прямо призывали Россию выйти из СССР, не нести бремя поддержки других республик. Важным фактором для таких призывов стали итоги всероссийской пе­реписи населения 1989 года. Численность русского населения в СССР ещё больше сократилась, едва составив половину – 50,7 %.

В-четвёртых, резкий рост кровопролитных межнациональных конфликтов. Трагические ошибки прошлого – с репрессиями и выселениями целых народов – могли привести к «югославскому сценарию». Межнациональные войны уже полыхали в разных частях СССР.

Шансы на спасение СССР, пускай и призрачные, можно увидеть не в августе и тем более не в декабре 1991 года, а в 1989–1990 годах. Но этот шанс был потерян, когда Горбачёв не пошёл по пути принятия новой Конституции СССР, а свернул в сторону идеи разработки Союзного договора.

У союзного руководства была поначалу совершенно правильная идея принять новую Конституцию СССР, которая учитывала бы наметившиеся политические и экономические перемены. И на первом Съезде народных депутатов СССР приняли решение по подготовке новой Конституции СССР, создали Конституционную комиссию под руководством Горбачёва с участием народных депутатов и крупных юристов. А 29 января 1990 года создали рабочую группу под руководством Владимира Николаевича Кудрявцева – вице-президента Академии наук СССР, одного из ведущих советских правоведов.

Но тут с трибуны Съезда прозвучала другая идея: обновить Союзный договор 1922 года, чтобы удовлетворить требования республик об экономической самостоятельности. Идею Союзного договора депутатам «подбросили» эстонцы. 16 ноября 1988  года в Эстонии была принята Декларация о суверенитете, где говорилось, что «дальнейший статус республики в составе СССР должен быть определён Союзным договором». По сути, эта эстонская формула подтолкнула союзные власти начать реформу федеративного устройства СССР и одновременно подала пример для будущего грандиозного «парада суверенитетов».

В марте 1990 года обе палаты Верховного Совета СССР активно обсуждали проект закона об обновлении Союзного договора и разграничении полномочий Союза ССР и союзных республик. А 11 июля 1990 года академик Кудрявцев вынес на рассмотрение проект новой Конституции СССР.

И вот ключевой момент – Горбачёв мог выбирать, по какому пути пойти. Но глава государства не поставил точку, а предложил продолжить работу с учётом перспектив заключения Союзного договора. Тогда появилась идея включить будущий Союзный договор в новую Конституцию СССР в качестве раздела – по аналогии с Договором об образовании СССР 1922 года, который целиком вошёл в первую советскую Конституцию.

Но тут важно напомнить, что первый Союзный договор – Договор об образовании СССР 1922 года, ставший основой Конституции СССР 1924  года, уже в 1936 году был исключён из новой советской Конституции. По мнению Сталина, никаких договоров больше не требовалось, потому что уже существует единое централизованное социалистическое государство, где решён национальный вопрос. Не только исторически, но и юридически формат Союзного договора стал неактуален ещё в 1936 году. И возвращаться к нему в 1989-м было необоснованно и крайне опасно. И когда начали активно работать над текстом Союзного договора, проект новой Конституции СССР просто отложили в сторону.

Если бы Горбачёв выбрал вариант создания новой Конституции СССР, страну можно было бы спасти, ведь речь шла о преемственности. Однако президент СССР и его соратники решили двигаться к новому Союзному договору, что означало, по сути, создание нового государства на новых принципах. Но согласовать эти принципы, когда у каждой республики свои интересы, а на дворе экономический кризис и социальные конфликты, было уже невозможно.

– Какую роль в процессах распада СССР сыграла позиция Украины?

– Референдум о независимости, состоявшийся на Украине 1 декабря 1991 года, по сути, поставил политическую и юридическую точку в процессе распада СССР. Отмечу, что подавляющее большинство (порядка 90%) жителей республики проголосовали за полную независимость, хотя понятно, что многие из этого большинства были обмануты обещаниями и пропагандой. А 5 декабря 1991 года состоялось решение Верховного Совета Украины по денонсации Договора о создании Союза ССР 1992 года. Верховный Совет постановил не рассматривать Украину в качестве составной части СССР. Это произошло за три дня до подписания Соглашения о создании Содружества Независимых Государств. Тут стоит сослаться на главного идеолога американской внешней политики тех времён Збигнева Бжезинского, который отмечал, что именно Украина сыграла главную роль в дезинтеграции СССР.

Я был очевидцем событий, происходивших в 1991 году, и с полной ответственностью заявляю, что поначалу Ельцин и Шушкевич надеялись уговорить Кравчука сохранить хоть в каком-нибудь виде Союз. Но после референдума он отказывался даже слышать это слово. Огромные усилия были затрачены на то, чтобы найти вариант, который устроил бы все стороны. Собственно, так возникло «Содружество». Оно задумывалось, и это отражено в документах, как способ сосуществования независимых государств в одном экономическом, политическом и военном пространстве.

В связи с темой Украины следует обратить внимание на весьма важный момент.

Практически все исследователи и аналитики процесса распада СССР упускают из виду тот самый документ, принятый 5 декабря 1991  года Верховным Советом Украины,  о денонсации  Договора об образовании Союза ССР от 30 декабря 1922 года.

Это, повторю, случилось за три дня до подписания Соглашения об образовании СНГ! А в Соглашении об образовании СНГ признавались существующие границы между странами СНГ.

В отношении Украины юридически существующими на тот момент границами были по их же решению (!) границы, в которых они вступили в Союз ССР, когда подписывали Договор 30 декабря 1922 года! Понятно, что и Крыма в составе Украины тогда не было. Денонсировав в 1991 году Договор об образовании СССР, Украина сама отменила и «подарок» Хрущёва…

К сожалению, в 1991 году ко мне не прислушались, и это обстоятельство не было учтено и реализовано в договоре о создании СНГ. Но юридически в вопросе границ Украины и по сию пору ничего не изменилось.

5-Переговоры 945043_preview_wm.jpg

Президент Украины Леонид Кравчук, Президент России Борис Ельцин
и Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР Рафик Нишанов
на переговорах о создании СНГ. 21 декабря 1991 года, г. Алма-Ата 
Фото: Юрий Абрамочкин / РИА новости

5-Фергана 000158353902_RIAN-ID-5934762.jpg

1989 год. Военнослужащие внутренних войск
патрулируют улицы Ферганы во время массовых беспорядков
на межнациональной почве
Фото: Утарбеков / РИА Новости

Дополн. Презентация к Докладу 25.06.2021.-4.jpg

Олег ПУХНАВЦЕВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


девять − два =