ПОНЯТЬ И ПРОСТИТЬ ПО-ВАШИНГТОНСКИ

Как за океаном пригрели гитлеровских прихвостней…

Франклину Рузвельту приписывают циничную характеристику кровавого никарагуанского диктатора, которую он будто бы дал в 1939 году: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но он наш сукин сын». Сказал ли 32-й по счёту президент США это в действительности, вопрос спорный, но и десяти лет не прошло, как американские власти пригрели уйму гитлеровских недобитков, на фоне которых Сомоса выглядел паинькой.

«Палач Волыни» под крылом США

Ещё до окончания Второй мировой войны в Европе контрразведка армии США приняла на службу гауптштурмфюрера СС Отто фон Болшвинга, участвовавшего в чистке Германии от евреев. Вашингтон спас от возмездия и Губертуса Штругхольда, сделав его «отцом американской космической медицины». Лишь после смерти Штругхольда общественности стало известно, что свой багаж медицинских знаний он пополнял в ходе экспериментов над узниками лагерей смерти Дахау и Дора-Миттельбау. Всего же, по словам Алана Райана (возглавлял Управление специальных расследований Минюста США), к 1984 году в этой стране оставалось не менее 10 тысяч нацистских преступников.

Управлению специальных расследований, которое занималось бежавшими за океан нацистскими пособниками, с самого начала вставляли палки в колёса. Работая вашингтонским собкором «Известий», я не раз видел ожесточённые теледебаты по этому поводу. Особенно злобствовал, выгораживая военных преступников, синдицированный обозреватель (его колонки регулярно перепечатывали сотни американских газет) Патрик Бьюкенен, который в 1985 году после переизбрания Рейгана возглавил его пресс-отдел, а потом и сам трижды – в 1992, 1996 и 2000 годах выставлял свою кандидатуру на пост главы Белого дома. (В 1987 году мне довелось участвовать в теледебатах с ним во время вашингтонского саммита Горбачёва с Рейганом.) Главным доводом Бьюкенена в защиту гитлеровских прихвостней было то, что они и после войны боролись с СССР и в этом качестве оказали ценные услуги Соединённым Штатам.

Среди нашедших убежище в США был и правая рука Степана Бандеры, один из идеологов украинского национализма Ярослав Стецько, в 1946 году возглавивший Антибольшевистский конгресс народов. В Вашингтоне его так уважали, что дали в его честь обед с участием президента Рейгана и вице-президента Джорджа Буша-старшего.

Стецько с Бушем.jpgОдин из идеологов украинского национализма 
Ярослав Стецько (в центре) с Бушем-старшим

Летом 1998 года в Питсбурге на 90-м году жизни испустил дух Микола Лебедь. В США уроженец Львовщины попал 4 октября 1949 года и с тех пор почти полвека жил себе поживал, не зная забот, под сенью звёздно-полосатого флага. До поры до времени мало кто знал, что речь идёт о «палаче Волыни», но летом 1983 года его имя всплыло в одной компании с «лионским мясником» Клаусом Барбье, участником истребления румынских евреев Валерианом Трифой, палачом Югославии Андрией Артуковичем, гитлеровским наместником в Белоруссии Радославом Островским, швырявшим трупы заключённых в печи Треблинки Иваном Демьянюком, кровавым пособником гестаповцев в Латвии Эдгардсом Лайпениексом, оставившим кровавые следы в Эстонии Карлом Линнасом…

Лебедь3.jpg«Палач Волыни» Микола Лебедь

Список, составленный сотрудниками Управления спецрасследований, выглядел настолько сенсационно, что надоумил владельцев газеты «Дейтон дейли ньюс» опубликовать карикатуру, которую перепечатали многие другие издания. На ней изобразили двух «рыцарей плаща и кинжала», один из которых спрашивал напарника: «Слыхал? Среди нас служит военный преступник – нацист». – «Nein, – отвечал второй, – не слыхал».

«Мокрыми делами» Лебедь занялся ещё в молодости: в 1935 году его приговорили к пожизненному заключению за соучастие в убийстве министра внутренних дел Бронислава Перацкого. 4 года спустя уголовника освободили вторгшиеся в Польшу гитлеровцы, и он стал «украинским комендантом» немецкой разведшколы в Закопане, а заодно основателем и первым руководителем службы безопасности Организации украинских националистов (ОУН). Этот период жизни будущего «палача Волыни» описал его подельник Микита Козакивский в своей предсмертной исповеди еженедельнику «Виллидж войс».

В ноябре 1939 года Козакивский попал на гестаповские курсы в Закопане, организованные руководством ОУН с разрешения германской службы безопасности. Вместе с ним под началом офицеров гестапо Вальтера Крюгера и Вильгельма Розенбаума палаческое ремесло осваивали 120 бандеровцев, которыми верховодил «лейтенант Вильный» (он же Лебедь).

«С наступлением сумерек, – поведал Козакивский, – Крюгер, Розенбаум, Лебедь и кто-нибудь из курсантов отправлялись в город, ловили еврея и привозили в часть. Как-то поздно вечером притащили молодого еврея. Как следует выпив, Крюгер и Розенбаум стали учить нас, как вести допрос».

Юношу исколошматили, после чего посыпали ему раны солью и прижгли раскалённым железом. Лебедь помогал, приговаривая, что «долг каждого оуновца доказать немцам, что наши нервы не слабее, а сердца сделаны из стали». Натешившись, садисты выволокли жертву на мороз, привязали к столбу и окатили ледяной водой…

Полтора года спустя выпускники гестаповской школы под командованием того же Крюгера в составе полка «Нахтигаль» залили кровью Львов. Несколько суток подряд в городе бесчинствовали банды бандеровцев, своими зверствами дав американскому историку А. Даллину повод заметить: «Ученики превзошли учителей».

Оуновцы прoвозгласили «независимое государство Украину», премьер-министром которого Бандера назначил Стецько, а министром безопасности – Лебедя. В апреле 1943 года Лебедь предложил «очистить всю революционную территорию от польского населения» и лично участвовал в этнических чистках, заслужив прозвище «палач Волыни».

Но близился разгром гитлеровцев, и их холуи из ОУН стали грызться между собой. Лебедь, орудуя под кличками Чёрт и Максим Рубан, беспощадно искоренял «крамолу». Тем не менее остриё возглавляемой им службы безопасности по-прежнему было направлено против мирного населения оккупированных территорий. Много лет спустя Лебедь назовёт карательные операции «чистками лесов от чуждых элементов».

В декабре 1946 года «палач Волыни» предложил свои услуги американским спецслужбам, пообещав создать шпионскую сеть на Украине. Контрразведка Армии США его предложение приняла, хотя знала, что имеет дело с «хорошо известным садистом и немецким пособником». Заметая следы, в конце 1947 года Лебедь тщательно вычистил архивы, чтобы предстать перед новыми хозяевами жертвой поляков, Советов… и немцев. Американские спецслужбы перевезли Лебедя с его семьёй из Рима в Мюнхен, где под именем Романа Турана он стал региональным руководителем ОУН. А два года спустя он очутился за океаном – в этом ему помогло ЦРУ.

В первые же годы сотрудничества с американской разведкой Лебедь снискал себе репутацию «ветерана борьбы с большевизмом» и «чрезвычайно ценного» агента. В отчётах ЦРУ отмечалось и гестаповское прошлое Лебедя, а также его хитрость и беспощадность. Тем не менее, когда в 1952 году Служба иммиграции и натурализации Соединённых Штатов возбудила дело о его депортации, ЦРУ бросилось выручать своего прихвостня. Воспользовались одной из статей закона, наделившей ведомство «плаща и кинжала» правом ежегодно ввозить в США до 100 иностранцев, невзирая на их прошлое.

Так Лебедь получил возможность жить в Соединённых Штатах на «законном» основании, а через пять лет стал американским гражданином. После этого он переквалифицировался в издателя, возглавив созданное в Нью-Йорке издательство «Пролог» (выпускало злобную антисоветчину). В 1977 году при содействии Збигнева Бжезинского «Пролог» распространил свою деятельность и на советскую аудиторию, включая диссидентов-евреев.

Шесть лет спустя репортёр «Виллидж войс» обнаружил, что Лебедь живёт не таясь, под собственным именем, в коттедже на одном из живописных холмов в нью-йоркском районе Йонкерс. После звонка в дверь перед журналистом предстал лысоголовый жилистый старик невысокого роста с глазами-буравчиками за стёклами очков. «Да, я обучался в закопанской школе уголовной полиции», – подтвердил Микола – фашистский угодник и удалился дописывать воспоминания. «Палач Волыни» коротал век, пописывая мемуары.

После развала СССР Лебедь неоднократно посещал Незалежную, в том числе в качестве делегата Всемирного съезда украинцев. Тогда же из США на Украину перебрался его племянник Марк (Маркиан) Паславский. 20 февраля 2014 года майор армии США в запасе принял участие в перестрелке в центре Киева, а позже присоединился к нацбату «Донбасс» (запрещён в РФ как экстремистская организация) и 19 августа 2014 года погиб в котле под Иловайском.

Венок на могилы эсэсовцев

5 мая 1985 года, в канун 40-летия со дня окончания Второй мировой войны в Европе, в ходе своего визита в Западную Германию Рональд Рейган заехал в Битбург, где возложил венок на месте захоронения немецких военнослужащих, павших в обеих мировых войнах.

40-й президент США сделал это по инициативе канцлера ФРГ Гельмута Коля. Тот уговорил главу Белого дома подвести черту под прошлым и сделать символический жест примирения, тем более что под Битбургом располагалась американская военная база, численность персонала которой – 11 тысяч человек – равнялась количеству жителей этого города.

Зарубежные поездки Рейгана планировались с завидной тщательностью. Так, в ноябре 1983 года он посетил Южную Корею, а ровно за год до этого, день в день и даже час в час, по точно тому же маршруту проследовала передовая группа сотрудников президентской администрации: телохранители, протокольщики, пиарщики и т.п. Благодаря им визит главы Белого дома в Сеул прошёл без сучка и задоринки.

С той же целью в феврале 1985 года из Вашингтона в Западную Германию прилетела представительная делегация во главе с замом руководителя аппарата Белого дома Майклом Дивером. Приезжие побывали и в Битбурге. Там они посетили то самое кладбище, где им показали 32 ряда занесённых снегом надгробий. Оттуда принимавшая сторона предложила отправиться в Берген, где в мае 1940 года гитлеровцы создали концлагерь для военнопленных. Поначалу там держали несколько сот бельгийцев и французов, а в июле следующего года к ним добавили 20 тысяч военнопленных из СССР (через полгода из них осталось в живых чуть более 2 тысяч). К концу войны в лагере погибло ещё около 50 тысяч узников, включая автора «Дневника Анны Франк».

Дивер, однако, ехать в Берген отказался: мол, Рейган не хочет «бередить старые раны». Передовая группа вернулась домой, и 11 апреля пресс-секретарь Белого дома Ларри Спикс объявил, что через три недели президент США посетит Битбург, где возложит венок на военном кладбище. «А кто там похоронен?» – поинтересовался кто-то из работников СМИ. Спикс оказался к этому не готов и ответил расплывчато: «По-моему, американские и немецкие военнослужащие». Журналисты усомнились – и были правы: в действительности в каждой из 2 тысяч могил на битбургском кладбище лежали останки только немецких солдат. Более того, 49 похороненных там служили в элитной дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», чьи военнослужащие совершили многочисленные военные преступления на территории Польши, Франции, Италии, Бельгии, но особенно зверствовали в СССР.

Так, 28 мая 1940 года в городе Вормхоудт эсэсовцы из этой дивизии заживо сожгли около 80 британских военнопленных. 16–18 августа 1941 года в украинском селе Виноградовка они расстреляли почти 4 тысячи пленных красноармейцев. Два месяца спустя при взятии Таганрога один из командиров дивизии приказал не брать пленных, и несколько тысяч наших военнослужащих были расстреляны прямо на поле боя. (Затем, в период оккупации этого города, при участии «Лейбштандарта» там уничтожили и 1800 евреев.) В фев­рале – марте 1943 года дивизия «зачистила» деревню Ефремовка в Харьковской области, убив 865 мирных жителей. Через пару недель лейбштандартовцы заживо сожгли и расстреляли более 700 тяжелораненых красноармейцев.

Полгода спустя дивизию перебросили в Западную Европу, где она отличилась зверствами и насилием над гражданским населением Италии и Франции. А в конце 1944 – начале 1945 г. в ходе Арденнской операции лейбштандартовцы расстреляли около 450 американских военнопленных и более 110 мирных жителей ряда бельгийских городов. В результате дивизию включили в список частей вермахта и СС, совершивших военные преступления на территории СССР, а позже признали преступной на Нюрнбергском процессе…

В Вашингтоне разразился скандал. «Подвиги» дивизии, военнослужащих которой похоронили в Битбурге, не упоминались (и уж тем более ни слова не было сказано о том, что «Лейбштандарт Адольф Гитлер» натворила в нашей стране, которую Рейган обозвал империей зла), зато привычно сработала связка «СС – холокост» – об этом позаботилось еврейско-произраильское лобби. 53 американских сенатора подписали коллективный призыв к Рейгану отменить визит в Битбург, 257 членов палаты представителей США обратились к Колю с просьбой отозвать соответствующее приглашение, а узник Освенцима и Бухенвальда, глава Президентской комиссии по холокосту Эли Визель, попав на одну из церемоний в Белом доме, буквально умолял Рейгана «найти другой способ» «подвести черту под прошлым». «Там вам не место, мистер президент!» – взывал Визель.

Были протесты и со стороны американской общественности. Один из ветеранов Второй мировой в гневе вернул в Белый дом свои боевые награды, а популярная рок-группа Ramones выпустила сингл под названием «Бонзо едет в Битбург» (Бонзо – имя шимпанзе в кинокомедии, где Рейган в 1951 году исполнил главную роль).

4-5-Рейган.jpgРональд Рейган почтил память похороненных в Битбурге
солдат дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер»,
тех самых лейбштандартовцев, которые расстреляли
450 американских военнопленных

40-й президент США, однако, закусил удила, пустив в ход испытанные приёмы казуистики и лицемерия, коими он владел в совершенстве. На своей пресс-конференции за 17 дней до поездки в Битбург Рейган заявил: «Средний возраст похороненных на том кладбище – 18 лет. Эти молодые люди – тоже жертвы нацизма, хоть и были одеты в германскую униформу. Их призвали на военную службу исполнять ненавистные пожелания нацистов». И с пафосом повторил: «Они такие же жертвы, как жертвы концлагерей».

Словом, отменять свой визит в Битбург Рейган не стал и, как и планировалось, посетил то самое кладбище, где возложил венок к мемориальной стене.

«Когда друг совершает ошибку, он остаётся другом, а ошибка остаётся ошибкой», – с пониманием отнёсся к этому тогдашний премьер-министр Израиля Шимон Перес. Со страниц «Нью-Йорк таймс» призвал простить главу Белого дома и председатель Национальной конференции по делам советских евреев Моррис Б. Абрам: «Битбург был ошибкой друга, а не преступлением врага».

Александр ПАЛЛАДИН

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


19 − семнадцать =