КАКЯ Я ХОТЕЛ РАССКАЗАТЬ ПРАВДУ

Но её мало кто захотел услышать…

Великая Отечественная война коснулась всех в нашей стране, и моя семья не исключение. Воевал мой прадедушка, старшая бабушкина сестра, а младший брат прадедушки погиб. За что они воевали? За Родину, за мир, за право жить на своей земле и общаться на родном языке. И за мои права в том числе. Пришло время, и я задался вопросом: как я могу их отблагодарить, что могу сделать, чтобы о них, об их подвиге знали и помнили как можно больше людей.

Написал сценарный план интервью с Ириной Долгановой – актрисой, исполнившей роль Сони Гурвич в кинофильме Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие», снятом по одноимённой повести Бориса Васильева. Тема беседы очевидна: люди на той войне и великий фильм о них. Радиопрограмма с интервью вышла в эфир, материал был опубликован и в печатных СМИ. Воодушевлённый положительными откликами, решил напомнить и нашим европейским соседям, пытающимся сегодня пересмотреть итоги войны, какую цену заплатили русские солдаты за «мир спасённый». Предложил адаптированный сценарий русской редакции Deutsche Welle ещё до статуса её как иностранного агента. Мне ответили, что редакция рассмотрит моё предложение и при необходимости со мной свяжется. Необходимости не наступило.

Уже не одно десятилетие российские теле- и радиоканалы без устали пересказывают, что о нашей стране говорят СМИ «просвещённого Запада». Комментируя примерно так: конечно, русофобов на Западе много, но есть и здравомыслящие журналисты и политики, не скрывающие от своей аудитории правду, в том числе и о Второй мировой войне. Проверил их здравомыслие на себе. Оплатил перевод своего материала о фильме «А зори здесь тихие» на английский, немецкий и французский языки и предложил десяткам ведущих газет и журналов западных стран.

«Немцы помнят и чувствуют вину» – так нам подают. Судите сами. Больше всего персональных ответов я получил действительно из Германии. Из консервативной Die Welt сообщили, что работают только со сложившимся кругом своих постоянных внештатных авторов, поэтому вынуждены мне отказать. И опубликовали в канун Дня Победы мнение местного историка из «сложившегося круга», доказывавшего, что Курская дуга – миф, и настаивающего на сносе там памятника. Популярные Focus и Der Spiegel проинформировали, что мой материал передан профильным журналистам и в случае публикации со мной свяжутся. Прошло несколько лет – не связались. Схожий ответ я получил из австрийской консервативной Der Standard.

Очень показательный отклик пришёл из либеральной немецкой Die Zeit. Представитель газеты сообщила, что материал мог бы быть размещён, но не хватает альтернативных мнений. О чём в данном случае требуются альтернативные мнения? О том, как делали фильм, или о той истории, что в нём рассказана? И разве интервью предполагает альтернативные мнения? Все ответы в стиле: мы вас ценим и уважаем, но, к сожалению, вынуждены не опубликовать правду. Вероятно, потому что такая правда их не устраивает.

На «благословенном Западе» гарантировано всё – права, честная конкуренция, свобода, толерантность, плюрализм, достаток. Женщины, чернокожие, геи, лесбиянки, транссексуалы, террористы, каннибалы – все защищены. Не защищены и оплёвываются только те, без кого всех этих благ просто не было бы.

Юрий ВАСИННижний Новгород

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


3 − один =