ИНТЕРВЬЮ С НАДЕЖДОЙ КОЛЫШКИНОЙ

Интервью с участницей конкурса имени Антона Дельвига Надеждой Колышкиной.

– В канун 75-летия празднования Победы в Великой Отечественной войне Вы написали  пронзительный рассказ «PANIS que PANIS»  о перенесенных тяготах и стойкости  близких Вам людей в блокадном Ленинграде. Скажите, пожалуйста, насколько Вам трудно было соприкасаться заново  с переживаниями  героев Вашего произведения?   

– Я редко касаюсь биографических тем, и считаю совсем недопустимым описывать истории близких мне людей, не получив на то их согласия. Однако в данном случае отошла от установленного собою же правила. Так уж получилось, что сюжет рассказа «Panis que Panis» не вымышленный и вместе с тем не абсолютно документальный. В устах моего мужа, Брухнова Марата, пережившего подростком блокаду, а позже дошедшего с боями до Берлина, воспоминания тех лет всегда звучали не как назидание потомкам, а как веселые, чуть ли не приключенческие истории, в которые попадали бойцы его развед-роты, вовсе не осознававшие своего героизма, а тем более —  исторической значимости момента. Другие истории тех лет, откровенно трагичные, когда «невыносимый ужас бытия» проявляет в человеке, то, что в обыденной жизни скрыто под маской  приличий,  хорошего воспитания и привычки, облекались в форму притчи. Эпизод из блокадной жизни Ленинграда, взятый мной за основу рассказа, как раз из таких историй. Мне не трудно было перенести его на бумагу, изменив некоторые   детали, а память о родных, в какие бы укромные или страшные места она меня ни заносила, всегда греет мое сердце. Более того, именно память о тех, кого уже нет с нами, побуждает меня говорить о прошлом, о том, что они недосказали, посчитав несущественным или неважным. На фоне искусственного пафоса, надуманных, а иной раз и глумливых  историй, посвященных той героической поре, хочется донести, хотя бы эхом, правду тех лет. А правду, как известно, говорить легко и приятно!

– Вы довольно часто встречаетесь с читателями, в том числе с современной молодежью. По Вашему мнению, насколько актуальна для неё  тематика Великой Отечественной войны?

– Тематика войны, безусловно, не может быть не актуальна для молодежи, но мне кажется, о войне 1812 года с Наполеоном, или о в Восстании декабристов на Сенатской площади, они знают даже больше, чем о Великой Отечественной войне. И, тем не менее,  ни одного упрека молодым, ведь им предписано узнавать «правду» о войне  из куцых фраз  дурно написанных учебников,  из боевиков, где все взрывается и летит в воздух, где есть «экшен», но нет человека! А  самые продвинутые, те, которых родители приучили к театру, могли кое-что почерпнуть из «Голой пионерки» и других пасквилей, так модных ныне на театре. Увы нам, увы!

– Часто ли Вы сталкиваетесь с проблемой взаимоотношений поколений «отцов и детей». В чем особенность современной молодёжи?

– Если есть проблема «отцов и детей», то ее создают именно отцы (матери), отмахиваясь от своих чад, когда те пристают с «неудобными» вопросами. Когда не находят времени, а чаще – не имеют потребности, рассказать историю своей семьи, своей страны, своего рода. Рассказать не назидательно – типа, учись, иначе ничего не достигнешь в жизни. Твой дед был ученым (геологом, врачом, инженером…) а ты будешь пиццу разносить… Ребенок покрутит пальцем у виска или промолчит насуплено и уткнется в свой гаджет. Лично мой подход к детям – рассказывать им то, что интересно мне самой. Уверяю вас, они с восторгом слушают, и «преданья старины глубокой», вплоть до мифологии всех времен и народов, и истории вроде той, трагической, про Дон Кихота из блокадного Ленинграда. Кстати, реальными историями об обороне Одессы я убедила девочку, по молодости и по глупости скакавшую на Майдане, что не так все было плохо в нашей общей истории, напротив, было много того, чем можно и нужно гордиться.  Теперь она – мой надежный друг с весьма трезвым взглядом на жизнь.

– Герой нашего времени – кто он, по Вашему мнению?

– Хотелось бы верить, что герой нашего времени – это врач, неделями не покидающий своего поста и сутками не снимающий  жуткого скафандра, заменившего халат, что это по-прежнему космонавт, выполняющий свою нелегкую работу, пусть и на чужой станции. Возможно,  это ученый – нет, не из Сколково, где заняты неизвестно чем, неизвестно на чьи деньги и неизвестно с каким результатом, а тот, кто на скромной кафедре провинциального Университета, за более чем скромную стипендию аспиранта творит то, что откроет в науке новые горизонты. Да вот беда, как только он этот новый горизонт приоткроет, его тут же перекупят. Правда, если он истинный герой –  не перекупят! А теперь от мифологии – к жизни. Тот, кого нам с экранов федеральных каналов навязывают в герои, победно вскидывает нарисованные брови, выпячивает силиконовые губы и вещает, денно и нощно, как стать успешным. Им вторят те, кто уже обрели успех – футболисты, их брошенные, настоящие и будущие жены, актеры, сыгравшие или мечтающие сыграть этих успешный людей, а как венец – получить похвалу и грант на следующий фильм, если не от государства, то от олигарха!  Сами олигархи, точно зная, что они-то и есть истинные победители, скромно держатся за кадром, исполняя игру «в равноудаленных».

– Надежда Ивановна, какой вопрос  Вам не был  задан?

– Жаль, нет вопроса: во что я верю. Если бы был, я бы ответила, что верю в Россию. И надеюсь, что перевернутая пирамида ценностей еще при нашей жизни обретет правильное положение,  «и последние станут первыми».

– Ваши пожелания читателям «Литературной Газеты»?

– Что же пожелать читателям? Конечно, продолжать читать! А если желаете продолжить разговор со мной, читайте мою серию «Споры богов». Она насчитывает уже 8 книг, и в них я сказала все, или почти все, что думаю о мире и о себе.

– Спасибо за интересную беседу. Новых Вам творческих достижений, внимания и признательности  читателей и, конечно, мирного созидательного труда!                        

Беседу вел  Юрий МАКСУДОВ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


один × 3 =