ГЛАВНОЕ – НЕ ТЕРЯТЬ РАЗУМ

Можно ли назвать нынешнее противостояние России и США Карибским кризисом 2.0?

Обострение отношений между Россией и США на фоне событий вокруг Украины заставляет многих проводить параллели с Карибским кризисом, когда мир оказался в шаге от Третьей мировой войны. Справедлива ли аналогия с политической, военно-технической точки зрения?

6-Золотарев.jpgКомментирует Павел Золотарёв, генерал-майор в отставке, кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН.

Если анализировать причины конфликтов, они разные. Карибский был обусловлен стремлением СССР устранить дисбаланс в возможностях сторон по созданию ядерных угроз. В то время американцы могли нанести Советскому Союзу безнаказанное ядерное поражение. У них были ядерные бомбы и средства доставки – бомбардировщики Б-29 (именно с такого ударили по Хиросиме и Нагасаки). Уже в начале холодной войны Пентагон приступил к разработке планов войны с применением ядерного оружия. Такова уж обязанность Генштаба, независимо от намерений политиков. К тому же после окончания мировой войны США разместили военные базы в ряде стран, граничащих с СССР.

Надо заметить, что наша страна тогда тоже приступила к выпуску бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие. Но это были самолёты-копии Б-29 версии 1945 года. В ходе военных действий против Японии несколько таких американских машин вынужденно приземлились у нас. Экипажи отбыли домой, самолёты остались. По распоряжению Сталина КБ Андрея Туполева наладило сборку полной копии Б-29 под названием Ту-4. Они направлялись в Дальнюю авиацию и стали нашим первым носителем ядерного оружия. Но создать адекватную угрозу территории США не могли, пока не был разработан сначала бомбардировщик Ту-16, а позднее Ту-95. Причём пришлось создавать так называемые аэродромы подскока на льду Северной Атлантики для полноценного применения Ту-16 (их потом и заменили Ту-95, которые, кстати, после модернизации до сих пор в строю). А вот Ту-4 передали Китаю. То есть первый носитель ядерного оружия в США, СССР и КНР – один: по сути, это Б-29, только с другими названиями.

Нельзя не отметить, что к моменту появления в советской авиации новых машин США уже развёртывали ракеты средней дальности в Европе и Турции. Сочетание угрозы авиационных ядерных ударов и ракетных с малым подлётным временем не могло не обеспокоить руководство СССР. Оно приняло решение разместить ракеты средней дальности на Кубе. Это вызвало понятную реакцию США, разразился Карибский кризис.

Причины нынешнего обострения российско-американских отношений иные.

Короткое историческое отступление. В августе 1991 года инициаторы госпереворота сорвали перспективу преобразования СССР в Союз суверенных социалистических республик и запустили процесс распада СССР. Россия после этого выбрала путь демократических реформ, рыночной экономики, в значительной степени руководствовалась европейскими ценностями. Каждый президент России обозначал готовность к такому уровню сближения, который не исключал даже членства в НАТО. РФ начала также интеграционные процессы на постсоветском пространстве в военной (ОДКБ) и экономической сферах (ЕврАзЭС). Предусматривалось их тесное взаимодействие с европейскими структурами. Но Запад (прежде всего США) всё это игнорировал. США после холодной войны повели себя как победители, что не соответствовало реальности. Американцы блокировали возможность положительной реакции европейцев на идею президентов России о вступлении РФ в НАТО, запустив процесс расширения альянса (включили в том числе прибалтийские республики). Даже заявляли о готовности вовлечь Грузию и Украину. После госпереворота на Украине в 2014-м абсолютно реальной стала угроза вытеснения Черноморского флота РФ из Крыма и утраты полноценного доступа в Чёрное море. В США не приняли во внимание предупреждения своих же авторитетных специалистов (Дж. Кеннан, Бил Пэрри и др.) о неизбежном при такой политике конфликте РФ с НАТО и свертывании в России демократических реформ.

Конечно, всегда возможны альтернативные варианты, были они и в 2014–2015 годах, но то, что состоялось, уже состоялось. Именно события того времени в значительной мере предопределили происходящее в 2022-м. Теперь, как и в 1962-м, кому-то не кажется фантастикой угроза глобального ядерного конфликта.

Давайте пристальнее посмотрим на обе ситуации.

В 1962 году ядерный потенциал США превосходил советский в 10 раз. Смелые и стратегически верные решения главы СССР Н. Хрущёва по сокращению численности Вооружённых сил (а она оставалась равна численности военного времени) были очень болезненными. За короткий период сократили более 4 млн военнослужащих, уничтожили массу вооружений, особенно на флоте. При этом высвободившиеся ресурсы исключительно точно направили на создание новых систем вооружения, были созданы Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), а в ВМФ начал создаваться ядерный подводный флот с баллистическими ракетами на борту. В начале 1960-х уже чётко обозначились контуры полноценной триады стратегических ядерных сил.

Хрущёвская оттепель поначалу вызвала огромный энтузиазм и привела к ускоренному развитию СССР. Это позволило Н. Хрущёву не только залихватски заявить о плане догнать и перегнать США в экономической сфере и построить коммунизм к 1980 году («от каждого по способности, каждому по потребности»), но и почувствовать себя главой государства, способным говорить на равных со всеми. Развернув на Кубе почти 4 десятка баллистических ракет средней дальности и примерно 40-тысячную группировку войск, руководство СССР намеревалось вынудить США убрать ракеты из Турции (и в итоге добилось этого).

Но, конечно, руководители США точно оценивали силу СССР. Возможности технической и иных средств разведки давали им информацию о составе ядерных сил СССР, включая пусковые установки на полигонах. Американцы знали, что Н. Хрущёв сильно приукрашивает возможности своего ядерного потенциала. Но президент США Дж. Кеннеди, как отмечают в воспоминаниях сотрудники его аппарата, счёл излишним ставить в неудобное положение советского лидера, хотя и реально оценивал обстановку. В США понимали, что советских ракет на Кубе достаточно для нанесения т.н. обезглавливающего удара. «Советы» могли поразить и Вашингтон, и стратегическое командование на авиабазе Оффут в Омахе. Правда, в США тогда уже действовала система командных пунктов различного базирования и защищённости, которым в критической ситуации передавалось управление ядерными силами. Число стратегических ядерных носителей позволяло нанести в ответ сокрушительный удар по СССР. Поэтому министр обороны США Макнамара считал, что ракеты на Кубе не военная проблема, а политическая, и убеждал в этом президента Кеннеди. Но были и другие влиятельные силы. После того как над Кубой сбили американский разведывательный самолёт, в США подготовили решение о массированном огневом ударе с последующей высадкой на остров более чем 200-тысячной группировки.

В начале 2000-х годов бывший министр обороны США Р. Макнамара встречался с сотрудниками Института США и Канады, среди которых был генерал-полковник в отставке В. Есин. Он в 1962-м в звании старшего лейтенанта находился на Кубе в составе одного из дивизионов ракетной дивизии РВСН. Есин рассказал, что командир их дивизиона в один из горячих моментов уведомил подчинённых, что если американцы начнут бомбить, то независимо от наличия или отсутствия приказа от руководства он распорядится произвести пуск ракет дивизиона по намеченным целям. Макнамара выразил сожаление, что тогда у него не было информации, что помимо ракет РВСН у военных советской группировки было ядерное оружие. Не знал Макнамара и о готовности офицеров на уровне капитана принять роковое решение и спровоцировать ядерную войну. Он также подчеркнул, что давление руководства ЦРУ на президента Кеннеди с целью начать активные боевые действия было очень велико и ему вместе с Кеннеди было крайне тяжело противодействовать этому. Вывод Макнамары весьма важен для глубокого анализа проблемы: чрезмерная секретность в отношении ядерного оружия может идти во вред задаче сдерживания. Этот вывод поныне сохраняет актуальность.

Что ещё отличает кризисы. В период Карибского не имелось технической возможности предотвратить несанкционированное применение ядерного оружия. У прошедших войну руководителей СССР и США не было намерений применять ядерные ракеты, у них нашлось достаточно мудрости предотвратить эскалацию конвенциального военного конфликта. Но не исключалась возможность развития гибельного сценария по инициативе младших офицеров. В ходе боевого дежурства возле Кубы командир советской подлодки Б-59 после сброса
американцами глубинных бомб был готов ответить залпом ядерных торпед. Мир находился на грани ядерной войны.

Сегодня ситуация с её угрозой кардинально иная. Стратегические потенциалы сторон на одном уровне. Между РФ и США устойчивая стратегическая стабильность. В соответствии с официально согласованным ещё СССР и США понятием стратегической стабильности она достигается, когда ни у одной из сторон нет мотивации к применению ядерного оружия первыми. Такая мотивация и не может возникнуть ни у РФ, ни у США, поскольку оба государства пребывают в состоянии гарантированного взаимного уничтожения. Каждая из сторон понимает: если она первой нанесёт ядерный удар, в ответ получит возмездие, которое может быть гораздо мощнее. При ответном ударе нет необходимости расходовать ядерные заряды на опустевшие шахты стратегических ракет, и они будут нацелены на самые важные и болезненные для напавшей страны объекты. Системы управления ядерным оружием исключают его несанкционированное применение как мерами организационного, так и технического порядка, но одновременно исключена и возможность обезглавливающего удара. Живучесть системы управления и порядок делегирования полномочий гарантируют своевременное формирование и доведение приказов до каждого стратегического носителя.

Конфликт на Украине может вызывать (как теоретическое допущение) опасение об использовании Россией тактического ядерного оружия. Его у РФ значительно больше, чем стратегического, и больше, чем у США. С учётом географических факторов это преимущество вполне закономерно, и такое положение спокойно воспринимается в Америке. Всё тактическое ядерное оружие хранится на складах, удалённых от средств его доставки. Поступить в войска оно может только по специальному распоряжению высшего руководства страны. Начало доставки ядерных зарядов скрыть невозможно, а их применение против войск противника, размещённых в хорошо подготовленных окопах, неэффективно, бессмысленно, а с учётом политических последствий катастрофично. Звонкая риторика и напоминания о ядерном оружии оправданы (и то относительно) только возможным политическим давлением на противоположную сторону и на тех, кто её поддерживает. Давление такого рода может быть ощутимым лишь для общественности, но не для органов госуправления.

Президенты России и США на встрече в Женеве в 2021 году подтвердили приверженность совместному заявлению Рейгана и Горбачёва о том, что ядерная война недопустима и в ней не может быть победителей.

Разумных сценариев безумных действий не бывает. Главное – не терять разум.

Павел ЗОЛОТАРЁВ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


восемнадцать − 11 =