«БОРОДА» СОВЕТСКОЙ НАУКИ

К 130-летию Отто Шмидта, выдающегося учёного и полярника.

Арктика – видимо, последний регион планеты, статус которого до конца не определён. А здесь, по расчётам, залегает свыше 5 млрд тонн условного углеводородного топлива. Ещё лет 30 назад вокруг Арктики не было никаких схваток хотя бы из-за толщины ледового панциря, который мог преодолеть не всякий ледокол. Теперь иная картина. С началом периода очередного потепления климата открывается доступ к кладовым углеводородов. Многих соседей России, в том числе конкурентов, это весьма привлекает. Не стоят на месте и технологии освоения недр. Ничего подобного не мог и представить один из легендарных исследователей Арктики Отто Юльевич Шмидт, которому 30 сентября исполнилось бы 130 лет.

Есть первооткрыватели, которых трудно назвать кабинетными учёными. Жажда познания тайн природы и мироздания влечёт их в путешествия и походы. Она вела Пржевальского в пустыни, солончаки и горы Азии, отправляла Дарвина в заморские экспедиции, а братьев Гумбольдтов устремляла в походы от амазонских джунглей до приуральских равнин.

В их ряду – Отто Юльевич Шмидт, родом из немцев и частично латышей, но русский по языку и культуре. Очень рано проявилась у него страсть к преодолению трудностей. В 1897 году одна из газет Могилёва поместила заметку о дошкольнике, переплывшем Днепр. Это был Отто, и ему было всего 6 лет.

Он блестяще учился в гимназии и университете, приобрёл энциклопедические знания в математике, астрономии, географии. Но, конечно, тогда и не думал, что всего лишь через два десятка лет станет главным редактором Большой советской энциклопедии. Он готовился к карьере преподавателя, совсем молодым создал свою теорию происхождения Солнечной системы из газопылевого облака. Она перекликалась с гипотезой Канта, но на гораздо более высоком научно-теоретическом уровне.

Вступить в плеяду ведущих европейских светил науки помешали события 1917 года. При этом 24-летний интеллектуал видел пороки неповоротливого и жестокого монархического строя, хотя политика была явно не его призванием. Он, правда, успел поучаствовать в формировании продотрядов и в дискуссиях о народном образовании – даже заслужил критические замечания Ленина и Крупской. Они называли его «великим путаником». Однако Шмидт был замечен как исследователь. В 1928 году, подобно многим в будущем выдающимся советским учёным, как, например, Л.Д. Ландау, Шмидта направили на практику и повышение уровня знаний в Западную Европу. Там он увлёкся идеями… научного альпинизма. И вскоре возглавил экспедицию на Памир, где особо проявился и его организаторский талант. Очень многое он умел делать лучше ветеранов: ориентироваться на местности, бороться с холодами и ветрами, добывать продовольствие, готовить пищу. Про таких говорят: человек с умными руками.

В 30-е годы СССР всюду переживал бум: прокладывались каналы и железные дороги, в стратосферу взмывали аэростаты с учёными, а отважные пилоты достигали Америки через Северный полюс. Выше всех, дальше всех, быстрее всех!

В 1932 году Шмидт возглавил НИИ Арктики и вскоре стал известен миру не только как учёный-полярник, но и как высокий, всегда элегантно одетый, голубоглазый, темнобородый красавец. Более пышная борода была, наверное, только у Курчатова. В начале 1932-го на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков» Шмидт взялся пройти Северным морским путём за одну навигацию. Через 14 дней после выхода из Архангельска подводный ледяной торос сломал гребной винт. Шмидт вместе с командой ледокола перетащил 400 тонн угля в нос судна, корма задралась вверх и обнажила гребной вал. Умельцы во главе с Бородой, как его звали друзья, починили винт и двинулись дальше – отчаянная смелость, помноженная на точный расчёт и находчивость! В октябре достигли мыса Дежнёва на Чукотке, выполнив задание партии. Сам Сталин его заметил и, как писали, «вынув трубочку изо рта», назначил главой советских полярников.

chelyskincy450x300.jpg

Большие испытания выпали экипажу «Челюскина», всем участникам экспедиции
под руководством Шмидта во время вынужденной зимовки на льдине

в Северном Ледовитом океане (фото 1934 г.) / РИА НОВОСТИЛетом 1933-го переход попытались повторить на грузопассажирском судне «Челюскин». Что, оно не приспособлено к плаванию во льдах? Но нет крепостей, которые бы не взяли большевики! 23 сентября льды заблокировали «Челюскин» и после 5 месяцев дрейфа раздавили корпус, а океан поглотил судно целиком. С величайшей предусмотрительностью, задолго до гибели судна, руководил Отто Юльевич работами по выгрузке оборудования и устройству временного лагеря. Один человек всё-таки погиб, но 104 члена экспедиции, в том числе 10 женщин и двое детей, остались живы и два месяца зимовали в арктических широтах среди льдов. Борода принял меры по контролю за обстановкой, сохранению здоровья людей. Не жалел себя, но успевал держать подчинённых в курсе событий в мире и СССР, читал лекции научного содержания. Наконец наши лётчики-герои за 20 рейсов вывезли зимовщиков на Большую землю, а самого Отто Юльевича переправили в ближайшую больницу на американской Аляске.

Едва оправившись от приступа ревматизма, Шмидт рванул на самолёте не в Москву, а к Северному полюсу. Присмотрел подходящую льдину и открыл первую советскую дрейфующую полярную станцию, которую возглавил Иван Дмитриевич Папанин. Станция начала движение к югу и спустя месяцы дрейфа организованно эвакуировалась на Большую землю. И вот нарастающая волна энтузиазма – челюскинцы, папанинцы! – стар и млад бредили новыми именами. Имя Мэлор (Маркс, Энгельс, Ленин, Октябрьская революция) прежде уже давали мальчикам (его носил, например, легендарный журналист Стуруа). А тут появилось и новое, для девочек, – Лапанальда (Лагерь папанинцев на льду)…

Времена наступали непростые, подозрительность Сталина нарастала. 3 марта 1937 года на Пленуме ЦК ВКП(б) появилась программа работы в условиях «обострения классовой борьбы, несмотря на победы социализма». Так и казалось вождю страны, что вредители всюду. Вот и у Шмидта было немецкое имя и буржуазная внешность. Да и популярность зашкаливала. Сталин приказал заменить его И.Д. Папаниным на посту начальника Главсевморпути.

Но материала от арктических экспедиций уже накопилось столько, что обработка их шла вплоть до 1941 года. С началом войны Шмидт, выполняя задание правительства, с неизменной энергией проводит эвакуацию многих научных учреждений на восток СССР, а после Победы сосредотачивается на чисто научной деятельности и на работе с молодыми учёными. Редактирует и правит статьи, диссертации, монографии. Исследователи и практики, занимавшиеся «северами», по всем вопросам шли советоваться к Отто Юльевичу. Он умер в сентябре 1956 года от обострившихся ревматизма и туберкулёза. Ему было всего 65 лет.

Ныне в Российской Федерации утверждён План развития инфраструктуры Северного морского пути (СМП) до 2035 года. Многое делается для развития метеорологической, аварийно-спасательной и информационной структуры СМП, системы круглогодичной навигации по всей акватории северного побережья России, защиты наших национальных интересов. Исследования и опыт О.Ю. Шмидта тут могут быть немалым подспорьем.

Олег ТУЛЯКОВ.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


13 − десять =