АМУРСКАЯ САГА

В 2018 году Александр Ведров издал исторический роман «Амурская сага», продолживший тему освоения Сибири и Дальнего Востока. Эта книга отображает дело развития края, присоединенного графом Муравьевым-Амурским тремя десятилетиями ранее. Драматические события переселения, поднятия целины, гражданской войны, коллективизации и довоенных репрессий с первых страниц захватывают читателя. Объектом авторского исследования стал широкий крестьянский пласт. В основу романа положены воспоминания главных героев – Давида Карпенко и его сына Ивана. Их свидетельства, документы, письма и семейные фотографии наполняют книгу ощущением правдивости, живым дыханием эпохи, придают ей своеобразие и самобытность. Герои романа, в родстве которых преобладали украинские корни, жили в тесной близости и единстве с русским населением, укрепляя братство славянских народов. В их судьбах видится пример переплетения жизни рядовых граждан с историей государства, его развитием, спадами и подъемами. Первые поселенцы Сибири и Дальнего Востока совершили настоящий трудовой подвиг. За годы царствования Николая Второго население Азиатской России перевалило за двадцать миллионов человек, что было похоже на волшебное преобразование окраины.  Авторские суждения и реплики, лирические отступления, зарисовки природы и характеров персонажей придают произведению дополнительное эмоциональное воздействие на читателя, на его познавательную и нравственную сторону.

Весной 1886 года партия переселенцев Полтавского уезда сформировалась в Харькове, откуда была доставлена поездом до Тюмени, конечного пункта уральской железнодорожной сети, а дальше конный обоз из тридцати двух телег двинулся в свой героический поход на далекую реку Амур, богатую плодородными землями. Все лето он шел на восток, навстречу солнцу, преодолевая раскисшие дороги, разливы рек и затяжные подъемы. Болезни, проливные дожди и таежный гнус, жаркий зной и злые слепни усиливали дорожные тяготы. К зиме обозники вошли в Сретенск, старинное село на реке Шилка, где разместились на зимовку. Зимой готовили лес для вязки плотов, а с открытием рек сплавились по Шилке и Амуру до Благовещенска, основанного Муравьевым-Амурским в середине века. Картины похода поданы настолько достоверно, что читатель ощущает себя участником давних событий.

Город встретил переселенцев с почетом и оказал им посильную помощь. Место под новое село было выбрано в долине реки Зея, где каждая семья нарезала себе земельные наделы без ограничений, были бы крепкие руки да желание трудиться. Через два-три года село, названное Успеновкой, окрепло и разрослось пашнями, домашним скотом и техникой. В семье Карпенко пятеро работящих сыновей завели свои семьи и хозяйства, отстроились, отделившись от родительской четы. Один из братьев, Степан, перебрался в Благовещенск, выдвинувшись в число крупных предпринимателей. Дмитрий на селе развернул большое сельскохозяйственное производство. Не обошлось и без трагедий, когда в семье Давида от навалившейся на деревню эпидемии черная смерть свела в могилу шестерых детишек. Другая трагедия в этой же семье произошла с Галиной Карпенко, насильно выданной отцом за нелюбимого человека. Галина, красивая и цельная натура, не перенесла разлуки с любимым и умерла в тяжелых душевных страданиях.

Сложившаяся деревенская  жизнь, с ее радостями и печалями, была нарушена революционными событиями и гражданской войной, в которой белогвардейские части объединились с японскими оккупантами. Япония, задавшись целью на развале Российской империи захватить дальневосточные земли, высадила во Владивостоке одиннадцать дивизий и оккупировала Приморье и Приамурье. Красная Армия стояла в Иркутске, когда в Амурской области развернулось мощное партизанское движение по изгнанию японских захватчиков с родных земель. Начались дикие расправы японцев над мирным населением, сжигались целые деревни, но партизанская армия, насчитывающая в своих рядах до шестидесяти тысяч человек, вынудила захватчиков покинуть амурские земли.

В годы объявленной Дальневосточной буферной республики и в последующие годы НЭПа крестьянские хозяйства Приамурья процветали. Двадцатые годы были для них самым благоприятным периодом, когда вырастали новые поселения, крепла экономика края. В условиях НЭПа крестьянство набирало силу, родовые семейства кормили страну, пока не оказались в беспощадных жерновах коллективизации, раскулачивания и политических репрессий. В числе зажиточных крестьян, разгромленных репрессивной машиной, оказалось и семейство Карпенко.

Многие крестьяне свернули свои хозяйства, других загнали в колхозы, выслали на поселения, заточили в тюрьмы и лагеря. В крае, как и по всей стране, начался повальный голод, люди с могильников растаскивали на еду погибших домашних животных. В семействе Карпенко двух братьев, Дмитрия и Николая, расстреляли; Степан подался за границу, Давида принудили к вступлению в колхоз, а затем за богопочитание и набожность ему присудили тюремный срок. Его жену, старую и больную женщину, выслали на работы на золотые прииски, а сына Ивана, как сына врага народа, исключили из комсомола и института. Родовой дом занял председатель колхоза. Судьба других односельчан была не легче. Примечательно, что Иван Карпенко, род которого был разгромлен Советской властью, в годы Великой Отечественной войны встал на защиту страны, воевал яростно и отважно, а после войны работал в Советских органах, проживая в соседнем селе Костюковка.

На иркутской презентации начало обсуждению книги положил Эдуард Девицкий, к.ю.н., председатель Иркутской областной избирательной комиссии. События, изложенные в книге, происходили во многих семьях, в том числе и  моей, говорил Эдуард Иванович. Крепкие хозяйственные семьи, составлявшие становой хребет страны, были объявлены враждебным кулачеством и размолоты, а это трагедия не только их личная, но и государственная. Книга должна стать учебником молодому поколению, открывать ему жизнь предыдущих поколений, внесших неоценимый вклад в дело развития государства российского.

Андрей Ефимов, ген. директор группы компаний «Деметра», отдал должное поколениям Карпенко, собравшим и сохранившим историю рода. В романе он увидел историю страны, в которой мы ощущаем себя частичкой предков, поражаемся мужеству переселенцев и по достоинству оцениваем их заслуги. Он выразил благодарность автору, который обладает искусством обращения с языком, умеет настолько непостижимо складывать слова, что из них вырастает прекрасная речевая архитектура.

Виктор Спирин, последний первый секретарь Иркутского обкома КПСС, рассказал, что был переполнен впечатлениями от романа, не мог от него оторваться, ночью не спалось, буквально трясло от переживаний, ведь его отец тоже был раскулачен и стоял с вилами в руках, отстаивая свое хозяйство от посягателей. Сегодня на Украине время смуты, но Виктор Михайлович уверен, что дух семейства Карпенко на Украине преобладает, и вековая дружба славян, русских и украинцев, будет восстановлена. Книга зовет к примирению, к отказу от деления на красных и белых, а это единственный путь к сплочению нации, преодолению разногласий и укреплению могущества Родины. Книга написана необыкновенно, это успех автора.

Виктор Самаруха, д.э.н., профессор Байкальской государственной академии, привел слова Ф. Достоевского о том, что доброта спасет мир. Когда-то переселенцы шли на Дальний Восток, поднимали экономику края, а нынче люди уезжают из Сибири, так как правительство не создает благоприятные условия для проживания. Эту политику надо менять, совершенствовать программу наделения людей дальневосточным гектаром. В заключение, Виктор Иванович призвал к тому, чтобы включить книгу «Амурская сага» в школьную программу по литературе.

Игорь Широбоков, ветеран иркутской журналистики, признался, что роман связал его узлом, сердце разболелось. В нем заложена неприкрытая, беспощадная правда, судьбы и события, которые невозможно вынести, как те, когда день за днем в семье умирали шестеро малых детишек. Большие писатели умело создают надуманные сюжеты, но именно здесь, в романе, заключена безусловная вера в правдивость, в этом сила книги. Автор не дает собственных оценок, но события поданы так, что они сами собой утверждают истину. На первый взгляд казалось, признался маститый критик, что он в жизни не читал настолько антисоветской книги, но удивительно, что в итоге она стала гимном российскому народу, русскому и украинскому.

Людмила Синицына, к.ф.н., по образованию специалист русского языка и литературы, признавалась, что с огромным интересом читала книгу, по которой можно изучать географическую среду, характер человеческих отношений в тяжелой и даже критической обстановке. Стиль языка поражает. Людмила Николаевна утверждала, что ей не приходилось читать книг, написанных с такой любовью к русскому языку, когда душа поет от наслаждения чтением. Образы героев и божественные откровения природы поданы так ярко, будто автор шел вместе с переселенцами, жил с ними духовно. В сказочных картинах цветущего багульника, в воспетых уголках природы слышится призыв к бережному отношению к нашему жизненному пространству. Замечательно раскрыты истоки и мотивы тонкой и нежной любви Галины и Василя, этого чистого росточка  в отношениях молодых людей, а в уважении к роду, истории своего города или села ощущается ответственность человека перед обществом.

Книга выставлена на портал Российского союза писателей и вызывает повышенный интерес читателей.

АВТОРЕФЕРАТ исторического романа Александра ВЕДРОВА«Амурская сага»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


пять × пять =