ВИВАТ ПЕТРУ ВЕЛИКОМУ!

Царю-работнику, революционеру, воину и строителю.

350 лет назад в Москве родился наш великий соотечественник – Пётр Великий. Основоположник той России, которую мы знаем и любим. Остроумный, бесшабашный человек. А главное – целеустремлённый, как немногие лучшие правители России за тысячелетие. Преданный своему долгу и призванию.

Россия отмечает юбилей на высшем государственном уровне. И Пётр заслуживает таких почестей, хотя труд он любил больше всех на свете пышных церемоний.

Юбилей отмечает царь-работник, первый русский император, победитель в Северной войне, основоположник нашего военно-морского флота, строитель доброй дюжины городов, среди которых – тот самый, «над вольной Невой». Учредитель нашей гвардии и первых экспедиций на дальний север и восток России, строитель заводов и гроза нерадивых чинуш.

Сегодня у Петра хватает ненавистников. Наверное, их нынче не меньше, чем при жизни. Многим хотелось бы низвергнуть его, для многих он – могильщик истинно русского образа жизни, утраченного почти безвозвратно.

А ведь именно Пётр был основоположником нашего патриотизма. До него сражались, как правило, только за веру, а не за Отечество.

Петровская тема до сих пор на острие споров. Исторический образ великого императора, сложившийся и при его жизни, и в веках, остаётся «недорисованным портретом» – а значит, живым.

Да, он был революционером. Верил, что можно переделать мир, сделать его лучше. Мы слишком мудры или просто слепы, что перестали в это верить?

И запуск первого искусственного спутника Земли был революцией в науке и технике. Не пугайтесь этого слова, как синьор Помидор из сказки Джанни Родари. Мир не научился развиваться без революций. Другое дело, что их нельзя ставить на поток, необходимы основательные предпосылки. И кардинальные преобразования, на которые решился Пётр, вызревали почти столетие, со времён Смуты. За это время Россия пережила и церковный раскол, распространила своё влияние на запад, на бывшие территории Речи Посполитой. Стала европейской страной, но – периферийной. В случае консервации устоев или медленных преобразований страну могла ожидать судьба великих восточных монархий, для которых XVIII век стал временем отставания.

Он бьёт наотмашь тех, кто презирает службу. Не только воинскую. Главное – верность своему призванию, ощущение миссии, необходимой государству, народу. Наверное, можно сказать – системе.

Он с укором смотрит на тех, кто твердит, что Россия не нуждается в союзниках, кто путает шапкозакидательские мечты с политикой. Да, Пётр восклицал: «Россию природа произвела одну, она соперниц не имеет».

Но не впадал в недооценку дипломатии, умел договариваться, находить общие интересы с крупнейшими политиками того времени.

Россия будущего не откажется от Медного всадника, о котором Пушкин писал:

Самодержавною рукой

Он смело сеял просвещенье,

Не презирал страны родной:

Он знал её предназначенье.

А ещё Пушкин, всю жизнь размышлявший над феноменом императора, говорил: «Пётр был революционер-гигант, в одно и то же время Робеспьер и Наполеон».

Здесь важно каждое слово! И, может быть, в первую очередь – просвещение. Вот уж о чём нельзя забывать, хотя многим сегодня очень хотелось бы заменить науку гаданием по птицам. Больше тридцати лет Россия больна контрпросвещением. И чем больше мы полагаемся на эмоции, на случай, тем дальше уходим от Петра – великого рационалиста. В рационализме есть красота. Кто этого не понимает – тому никогда не постичь суть XVIII столетия. Да и ХХ тоже.

Пётр создал русскую светскую культуру, без которой мы бы не собеседовали на страницах «Литературной газеты». И Пушкин, и Горький, изображённые на первой странице «ЛГ», – по большому счёту дети Петровы.

В 1990-е – помните? – изображение Петра часто можно было увидеть в символике политических партий.

Но на самом деле в то время мы отдалились от Петра – критически отдалились. В итоге и работников не хватает, и собственного производства. И трезвой оценки собственных сил. Живы многие предприятия, основанные Петром, – например, Тульский оружейный завод. Там продолжаются петровские традиции.

Великие умы России понимали его значение.

Через несколько десятилетий после смерти Петра Михайло Ломоносов рассуждал: «Я в поле меж огнём, я в судных заседаниях меж трудными рассуждениями, я в разных художествах между многоразличными махинами, я при строении городов, пристанйй, каналов, между бесчисленным народа множеством, я меж стенанием валов Белого, Черного, Балтийского, Каспийского моря и самого Океана духом обращаюсь. Везде Петра Великого вижу в поте, в пыли, в дыму, в пламени». Как не прислушаться к Ломоносову, который собственными глазами видел последствия петровских дел? И не льстил.

Россия после Петра стала гораздо разнообразнее, возросли возможности страны. И система, которую он сконструировал, вышла надёжной, хотя и делалось многое на живую нитку. Настолько надёжной, что даже в отсутствие Петра, без гениев у власти, Россия всё равно продвигалась вперёд. По петровскому пути. И при Анне Иоанновне, и при Елизавете – Петровой дочери. Возрастал по петровской мечте «город над вольной Невой».

Вам ещё часто будут говорить о зверствах Петра, назовут его палачом, приведут какие-то цифры. Он не жалел ни собственных сил, ни сил народных. И это честный договор между правителем и подданными. А что до ниспровергателей – они всегда корыстны. Легенда идёт войной на легенду, миф на миф. Но есть победители и есть побеждённые. Каждый из них заслуживает своей участи. И учиться следует у триумфаторов – таких, как Пётр.

А помните, как сыграл Петра Николай Симонов в предвоенном фильме? Каким порывистым, яростным он был. И остаётся. Мы сегодня принимаем многие его кадры за документальную хронику, которой, конечно, быть не могло в XVIII веке. Но ведь принимаем же! И патетика Симонова, и его скрытый трагизм – это всё очень дорогого стоит. Думаю, актёру удалось приблизиться к Петру. Как и Алексею Толстому, который оживил императора, дал ему душу и голос. Пересмотрите, прислушайтесь. В этом фильме Пётр живёт не на экране, он тесен для него. Только так и можно обращаться к его образу – как Симонов, как Пушкин, как Фальконе.

Петру угрожают? Он ответит! Всем, кто мечтает видеть Россию расколотой, слабой, уязвимой. И всем обскурантам, которые видят будущее нашей страны во мраке предрассудков, с ненавистью к прогрессу. С Петром – только вперёд и выше, не боясь перемен. И вообще – ничего не боясь.

Виват Петру Великому!

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ,
заместитель главного редактора журнала «Историк».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


7 + шестнадцать =