«ПЬЕСА ОТВАЖНАЯ И МУДРАЯ»

Константин Симонов считал, что «Фронт» нужно изучать в военных академиях. Почему о пьесе заговорили сегодня?

80 лет назад, в те дни, когда Харьковская операция завершилась окружением и огромными потерями советских войск, когда немцы овладели Ростовом и Воронежем, рвались к Волге и на Северный Кавказ, появилась пьеса знаменитого украинского драматурга Александра Корнейчука «Фронт». И стала событием. В наши дни о ней вспомнили – обсуждают в соцсетях переписку Сталина с маршалом Тимошенко, который требовал пьесу запретить как порочащую Красную армию.

Удивительно, но 24–27 августа 1942 года её опубликовали в главной газете СССР – «Правде». Почти тут же выпустили отдельными брошюрами «Воениздат» и «Библиотека «Огонька». Только в Москве её решили ставить сразу четыре театра. В 1943-м в Алма-Ате по ней сняли фильм с лучшими актёрами, и он сразу вышел в прокат.

Оперативность и профессионализм, с которым работал агитпроп, вызывает восхищение. При тогдашнем техническом уровне, скудости средств печатались крайне востребованные литературные произведения, ставились пьесы, снимались фильмы. И, конечно, сочинялись стихи, песни, которые тут же передавались по радио. «Священная война» зазвучала в самом начале войны, битва за столицу сопровождалась «Маршем защитников Москвы», даже оккупация врагом Украины отразилась в грустной и одновременно оптимистичной «Песне о Днепре». Можно смело утверждать, что советское государство умело руководило этим процессом. И было бы полезно знать и понимать, как это делалось.

Новые люди, новые бои

Но вернёмся к «Фронту». В пьесе отражён трагический период сражений – лето 1942 года. О трудностях и недостатках говорится открыто. Нет никакой «лакировки действительности», которая, по укоренившемуся мнению, была присуща литературе того времени.

Ходили слухи, что Сталин чуть ли не лично редактировал пьесу, но никто не видел рукопись «Фронта» со сталинскими пометками.

О чём же пьеса?

Если кратко, о том, что любая новая война требует новых людей, новых умений и нового сознания. А военные, согласно старинной максиме, всегда готовятся к прошлой войне. Война же всегда наступает нынешняя, другая. И к ней в полной мере подготовиться нельзя, потому что первый выстрел новой войны перечёркивает довоенные планы и представления.

Сюжет прост и довольно условен. Герой – командующий фронтом генерал Горлов, один из видных полководцев Гражданской войны, из красных конников, сам себя называет «боевой лошадкой». Человек заслуженный, смелый, он считает, что на войне главное – храбрость и готовность бить врага всеми силами и средствами. Военное дело постигал не в академиях, а на поле боя, образование три класса сельской школы, не любит сидеть над картой, а предпочитает действовать. Ему противостоит молодой подчинённый – командующий армией генерал Огнёв. Он понимает, что современная война – это война моторов, схватка интеллектов.

В центре событий – борьба за важную станцию Колокол, которую нужно, но никак не получается взять. Думаю, в самом названии станции таится символ: Колокол звонит по герою и одновременно призывает к обновлению.

Командующий фронтом Горлов и командующий армией Огнёв имеют каждый свой план операции. Огнёв, действуя по своему плану (который, впрочем, одобрен в Москве) и вопреки приказу, достигает успеха, а Горлов едва не доводит дело до катастрофы. Наверху замечают талантливого Огнёва и назначают на место Горлова. Тот уходит с негодованием.

Пьесу нельзя оценивать по канонам реализма, иначе покажется странным, что силами фронта атакуют некую станцию. Но это условность. Пьеса написана, скорее, в эстетике классицизма. Её герои, как свойственно классицизму, – важные и высокопоставленные люди, генералы, командующие армиями и фронтами. Каждый – носитель идеи. Даже фамилии у них, как это присуще литературе классицизма, «говорящие»: генерал Горлов привык командовать и решать проблемы «горлом»; популярный, оперативный и плодовитый журналист из столичной газеты имеет фамилию Крикун, зато редактор фронтовой газеты Тихий проявляет гражданское мужество, публикуя критическое интервью. Начальник разведотдела штаба фронта носит фамилию Удивительный: удивительно, как вообще можно воевать при столь плохо организованной разведке?

Среди персонажей есть несколько простых бойцов, но их роль фоновая. Они преданы делу, не жалеют жизни для победы. Боец-украинец Остапенко идёт в бой, оставив записку: «Если убьют, то обязательно считайте – погиб коммунистом». Понятно, почему нынешняя украинская власть применила к автору, неоспоримо украинскому писателю Корнейчуку (часть произведений он писал по-украински), «культуру отмены»: его отовсюду вычеркнули, а проспект и станцию метро в Киеве, носившие его имя, – переименовали. Особенно невыносима для этой власти идея дружбы народов. Она не может терпеть, что украинец, грузин, казах воюют плечом к плечу против общего врага и от всей души приглашают друг друга в гости после войны.

фронт огнев.jpgАктёр Борис Бабочкин в роли генерала Огнёва

Главный враг

Но главный враг, с которым сражаются герои пьесы, – это не немецко-фашистские захватчики. Главный враг – некомпетентность руководства, устарелость представлений о войне. Не будь этого врага, может, и не было бы трагических событий 1941–1942 годов. Генералу Горлову всё мнится, что со времён Гражданской войны мало что изменилось. Он спорит с членом Военного совета:

«Горлов. Хватит! Война – это риск, а не арифметика, пора знать.

Гайдар. А по-моему, война есть расчёт, арифметика».

Но даже ею, не говоря уже о высшей математике, Горлов не владеет. А молодых военных, не обременённых догмами хотя бы в силу возраста, красные конники в руководство не пускают: «Каким бы талантливым молодой командир ни был, но раз с ними в Гражданской войне не участвовал, не признают».

Важнейший вопрос руководства любой организацией и любым процессом: как найти дельных, способных работников? Где их брать? Продвигать новых людей, будучи самому человеком старой формации, – в этом высший пилотаж менеджмента. Им редко кто владеет. Обычно выдвигают знакомых, от которых как бы не приходится ждать удара в спину. Нередко это ведёт к застою.

Генерал Горлов таким искусством поддержки новых и годных не владеет. К тому же тщеславен, любит, когда его называют «выдающимся бесстрашным полководцем», угощают ценной выпивкой и пишут хвалебные статьи. А поставщик такой продукции – уже упомянутый Крикун. Он, кстати, всё больше держится при штабе, а когда ему советуют ознакомиться с делами на передовой, честно признаётся, что начни он вникать в дело, не успел бы сочинить свои сто пять статей.

фронт горлов.jpgАктёр Борис Жуковский в роли генерала Ивана Горлова в фильме «Фронт» 1943 года

Кто гибнет первым?

Но, конечно, не все журналисты – крикуны. Редактор Тихий опубликовал интервью с командар­мом Огнёвым, где тот критикует плохое положение со связью, говорит, что у противника связь налажена гораздо лучше. В интервью прямо говорится: «…командовать без настоящей радиосвязи невозможно, это не Гражданская война». «Радиосвязь, как и вообще связь, у немцев хорошая, и нам надо учиться у врага и обогнать его».

Начальник связи фронта Хрипун возмущён: «Вот прочитает любой боец, командир. Что он скажет о своей связи? Поднимет ли это его боевой дух?»

Генерал Горлов распекает редактора: «Если будешь совать свой нос не в своё дело, вместо того чтобы как следует показывать изо дня в день героев-бойцов, богатырей наших, то будет плохо».

Верно говорят: первой на войне погибает правда. А нужна ли она и допустима ли? Надо ли во время войны открыто говорить о просчётах и ошибках? Не пошатнёт ли правда боевой дух? Мне думается, он только укрепится, но при непременном условии: если будет тут же сообщаться, кто наказан за просчёты и что сделано для их устранения.

В пьесе о недостатках говорится открыто. Главный недостаток нашей армии по Корнейчуку – разведка. «Плохо у нас с разведкой», – констатирует член Военного совета Гайдар. «Как же вы разрабатываете приказ при таких сбивчивых данных разведки?» – недоумевает командующий армией Огнёв. Действительно, всё это ведёт к провальным решениям, к гибели людей. По сути, действия идут вслепую.

На войне, о которой говорится в пьесе, и вообще на современной войне разведка обусловлена техническим оснащением армии. Во время Второй мировой высшим достижением была авиационная
разведка, и кто тут преобладал, тот побеждал и в разведке в целом. Сегодня успех её связан, кроме прочего, со спутниковой группировкой, способной давать сведения в режиме реального времени. Но принцип тот же: разведка, о которой говорят герои пьесы, – дело техническое. А оно хромает. В результате разбит наш танковый корпус.

«Удивительный. Подумайте, кто бы мог ожидать, что лишимся танкового корпуса? Ведь все данные разведки говорили за то…

Благонравов. Не говорите. Какие данные? У нас никогда не было серьёзных данных. В этом наше несчастье.

Удивительный. По-вашему, выходит, что у нас вообще разведки не существует.

Благонравов. Если говорить правду, на нашем фронте её нет. Передовые части видят, что делается у неприятеля, только до первого бугра, а что за бугром – чаще гадают. /…/

Благонравов (перебивает). А я их решил не читать. Довольно! Надо принимать самые серьёзные меры. Не то нас с вами будут судить. Настоящая разведка – это всегда пятьдесят процентов успеха, а иногда и все сто. Только дурак этого не понимает. А мы же – слепые люди. Позор!»

Из-за неправильных действий гибнет целый танковый корпус. Гибнет и лейтенант Горлов – сын генерала Горлова. Своей некомпетентностью он, можно понять, загубил и своего сына. Правда, вызывает уважение, что генерал не нашёл ему тёплое местечко при штабе или где-то в Москве. Но тогда сыновья даже первых лиц государства шли на фронт и гибли на общих основаниях.

Про количество и качество

Поскольку Вторая мировая – война моторов, в пьесе явлен и тот, кто их изготовляет. Это брат генерала Горлова Мирон. Он директор авиационного завода, приехавший на фронт осмотреть немецкий самолёт. Директор Горлов – антагонист генерала Горлова, это выше родственных связей. Он упрекает брата, что перед войной военные требовали не те самолёты, которые реально понадобились. И требовали количество машин, а не их качество, скорость. Мирон считает, что брат его занимает не своё место:

«Знаешь, брат, не надо обманывать себя и государство. Ты не умеешь и не можешь командовать фронтом. Это не по твоим плечам, не то время. В Гражданскую войну ты воевал почти без артиллерии, и у врага её немного было, воевал без авиации, без танков, без серьёзной техники, которая теперь есть и которую надо знать – знать как свои пять пальцев… А ты её мало знаешь или даже вовсе не знаешь. Уйди сам. Пойми, ведь мы строим машины для фронта день и ночь. Лучшие машины в мире. И для чего? Чтобы из-за твоей неумелости, из-за твоей отсталости гибла их добрая половина. Что я скажу рабочим, когда вернусь на завод? Инженерам? Ведь они с первого дня войны не выходят из цехов. Герои!.. Пойми, Иван, покуда не поздно. Иначе тебя снимут».

Его и впрямь снимают, но перед этим он много чего наворотил.

А ещё Мирон рассказывает, как удалось перестроить руководство промышленностью накануне войны. «Ведь вы помните, как было в промышленности. Сначала на многих заводах, в трестах сидели директорами старые, заслуженные, авторитетные товарищи, хвастались своей мозолистой рукой, сильным горлом и крепким словом, а технику дела не знали и знать не хотели, управлять заводом не умели. /…/ Заводы работали из рук вон плохо, потому что везде сидели «авторитетные» и самовлюблённые невежды, почти везде, и если бы ЦК партии не повернул круто, не поставил инженеров, техников, знающих людей во главе предприятий, то рабочие, безусловно, сказали бы: «Ну вас к чёртовой матери с вашими старыми «авторитетными» людьми, если хозяйничать не умеете».

О злоупотреблениях в тылу говорит такая «мелочь» из пьесы: жена пишет бойцу-грузину, что в колхозе председатель вместо серьёзной работы «пьёт со счетоводом». По тексту разбросано много кратких, ёмких замечаний. Генерал Горлов, например, ждёт помощи «генерала Мороза». А вот генерал Огнев вскользь замечает, что в современной войне нет места рыцарским приёмам: «…глупо делаем, что честно воюем с самым бесчестным врагом».

О пьесе Александра Корнейчука Константин Симонов сказал: «Это пьеса отважная и мудрая, она учила воевать и побеждать. Эту пьесу следует разбирать в военных академиях наравне с крупными операциями на военных театрах». Мне кажется, сегодня её стоило бы поставить в каком-то театре, где ещё не разучились играть и не имеют современных пьес такого уровня. Многие бы пошли на этот спектакль, уж я бы точно.

Татьяна ВОЕВОДИНА


В тему 

Из переписки маршала Тимошенко со Сталиным:

«Тов. Сталину. Опубликованная в печати пьеса «Фронт» заслуживает особого внимания. Эта пьеса вредит нам целыми веками. Её нужно изъять, автора привлечь к ответственности. Виновных в связи с этим следует разобрать. Тимошенко, 28.08.1942».

«Сов. Секретно. Северо-Западный фронт, маршалу Тимошенко

Вашу телеграмму о пьесе Корнейчука «Фронт» получил. В оценке пьесы Вы не правы. Пьеса будет иметь большое воспитательное значение для Красной Армии и её комсостава. Пьеса правильно отмечает недостатки Красной Армии, и было бы неправильно закрывать глаза на эти недостатки. Нужно иметь мужество признать недостатки и принять меры к их ликвидации. Это единственный путь улучшения и усовершенствования Красной Армии. И. Сталин, 28.08.1942 г.»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


восемнадцать − 16 =