БЕГЛЯНКА ИЗ АДА

Девочке чудом удалось избежать принудительных работ…

Меньше месяца остаётся до скорбного юбилея – 80-летия начала Великой Отечественной войны. Уходят в «Бессмертный полк» участники боевых действий тех лет, да и тех, чьё детство было опалено войной, всё меньше.

Когда началась Великая Отечественная война, Татьяне, старшему ребёнку в семье Царёвых, было 14 лет. Отец ушёл на фронт, а дети остались с мамой. В 1941 году в деревню под Волоколамском, в которой они жили, вторглись немцы и сожгли всю дотла. Ни одного целого дома не осталось. Потом они забрали всех, кто мог держать в руках лопаты, – чистить снег. Татьянину маму оставили, так как у неё были маленькие дети. Когда Татьяну с остальными жителями деревни уводили, мама шла следом и плакала – боялась не увидеть дочь снова, хотя немцы обещали, что всех отпустят после работ.

Горькое предчувствие её не обмануло – земляков уводили всё дальше и дальше от родных мест. Однажды немцы сделали привал на берегу реки, по которой плыли тела убитых советских солдат. Одного прибило к берегу, немец подошёл и перевернул его сапогом. Таня увидела очень молодое безмятежное лицо и открытые глаза, смотрящие в небо того же цвета… Она не могла оторвать взгляд и подползла ближе. Немец с автоматом отогнал Таню, но лицо этого мальчика она ясно помнит до сих пор.

В конце концов Таня оказалась в одном из пересыльных лагерей для остарбайтеров. Из всех пленных она была самой маленькой. Когда Танина одежда износилась до лохмотьев, две женщины (две Нины) сшили ей платье из найденной в бараке старой матрасной ткани. Однажды любившие и оберегавшие девочку Нины решились на побег. Закончился он неудачно – фашисты догнали их и расстреляли.

Еду в лагере давали не каждый день, и была та еда очистками от овощей, сваренными в чане с грязной водой. Но, пожалуй, самым страшным был всё же не голод. Практически каждый день Татьяна видела издевательства и смерть. Однажды немцы привели двух пойманных партизан и всех заставили смотреть на казнь. «Вот так мы поступим со всеми, кто не покорится», – сказал немецкий офицер и грянула автоматная очередь.

При лагере был переводчик – немец Поволжья – Пиус. Он жалел хрупкую русскую девочку и несколько раз говорил ей: «Маленькая Таня, убежала бы. Тебя не поймают. Беги». Таня долго колебалась, а потом всё- таки решилась… И – о, чудо! – побег удался.

Когда добралась до родной деревни, её увидела соседка, набиравшая из колодца воду. Увидела, да как побежит, закричит. Её дочь Нюшка не вернулась. Говорили, что её расстреляли немцы. Соседка отвела Таню в землянку, в которой после того, как немцы спалили деревню, жили её родные. Мать была в поле на работах, а брат Егорка сидел на чурбачке и что-то шил. Когда он поднял голову и увидел сестру в сшитом Нинами балахоне и немецких сапогах огромного размера, то, ничего не сказав, сорвался и побежал сломя голову в поле за мамой. Все, кто был в поле, всполошились: «Смотрите, Егор как бежит, что-то случилось!» А мама, как услышала, что Таня вернулась, упала в обморок. И ещё раз. Когда увидела дочь.

Отец с войны вернулся, потеряв ногу. А у Татьяны Андреевны уже в мирные времена родилось три сына и дочь. К сожалению, её дети ушли из жизни, не дожив и до сорока. После смерти дочери осталась семимесячная внучка, которую ей пришлось самой воспитывать. Сейчас её радость – две прекрасные правнучки, два её любимых солнышка. Низкий вам поклон и бесконечное уважение.

Ольга КОЩЕЕВАРязанская область.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


18 − тринадцать =